В 1961 году противники диктатора Салазара хотели использовать теплоход для мятежа

3685
0
36850
Источник: Версия

Во второй половине ХХ века были захвачены только два пассажирских и круизных лайнера. В обоих случаях это было делом рук национально-освободительных структур. В чистом виде революционерами их назвать нельзя, но они вели политическую и вооруженную борьбу за власть в своих странах. На обоих теплоходах погибло по одному человеку, и эти акции вызвали большой общественный резонанс. В этой статье мы расскажем о захвате португальского пассажирского судна «Санта Мария» — первом в ХХ веке.

План «Дульсинея»

З0-е годы ХХ века были бурными для Испании и Португалии. В результате к власти в обеих странах пришли диктаторы с правыми, почти фашистскими взглядами – в Испании Франко, в Португалии Салазар. Тем не менее, Вторая мировая война на западной оконечности Европы не бушевала – оба диктатора смогли соблюсти в ней нейтралитет. Итогом всех потрясений стало то, что в 40-е – 50-е годы в Венесуэле нашли приют много политических эмигрантов из Португалии и Испании. Часть из них объединилось в радикальный «Иберийский революционно-освободительный директорат» («Directorio Revolucionario de Liberación» DRIL). О том, какой «компот» варился в головах этих «революционеров», говорит тот факт, что они планировали ни много ни мало объединить Испанию и Португалию в единую революционную федерацию. Лидером DRIL был испанский эмигрант Хосе Вело. В начале 1960 года он познакомился с весьма примечательным человеком – португальцем Энрике Гальвао. Гальвао был капитаном португальской армии, впоследствии колониальным чиновником в Анголе (тогда португальской колонии), депутатом португальского парламента от Анголы. Кроме этого, он был зоологом, антропологом, и неплохим журналистом. Гальвао написал несколько интересных книг об Анголе. В 1952 году депутат Гальвао выступил в парламенте с осуждением принудительного труда ангольцев. Антониу де Салазар был жестоким диктатором – после выступления Гальвао арестовали. В 1959 году Гальвао бежал из больницы, и попросил политического убежища в посольстве Аргентины в Лиссабоне. После этого, он перебрался в Венесуэлу.

Планы у руководства DRIL были грандиозные. В 1960 году было принято решение о начале восстания в одной из португальских колоний. Энрике Гальвао прочитал в газете статью о заходе «Санта Марии» в венесуэльский порт Ла-Гуайра. Гальвао понял, что именно на пассажирском лайнере можно с вооруженными сторонниками пересечь Атлантику. После захвата «Санта Мария» должна была зайти на испанский остров Фернандо-По, набрать как можно больше сторонников и добыть оружие. После этого теплоход должен был совершить переход до Луанды (столицы Анголы). Там планировалось провозгласить создание революционного правительства Португалии. Был и запасной вариант – захват не Луанды, а острова Сан-Томе. Операцию назвали «Дульсинея».

Первым важным этапом плана являлся захват пассажирского судна. Именно этот этап показал дилетантизм заговорщиков. Началось все с денег. DRIL подсчитал, что стоимость операции «Дульсинея» составляет 30 000 $. Но собрать удалось только 6 000$. Проникнуть на судно было решено двумя путями. Часть заговорщиков просто купила билеты в самые дешевые каюты. Со второй частью всё было несколько сложнее. Гальвао не мог купить билет на своё имя – это означало неминуемый арест, как только он поднимется на борт. Заговорщики пришли в офис «Общества колониального мореплавания» — судоходной компании, которая эксплуатировало «Санта Марию», и, представившись будущими пассажирами, попросила рассказать о лайнере. Сотрудники компании, ничего не подозревая, передали заговорщикам подробный буклет по лайнеру со схемами палуб. Самое ценное, что получили заговорщики — это несколько пропусков на бесплатное посещение «Санта Марии» во время стоянок. Такие пропуска – обычное дело в те годы. Будущим пассажирам давали возможность самим оценить комфорт кают, баров и ресторанов на теплоходе, на котором планировалось трансатлантическое путешествие. Такой пропуск не требовал предъявление паспорта. Так руководитель боевиков получил возможность беспрепятственно попасть на борт теплохода. А дальше заговорщики начали делать ошибки. Всё, что было связано с лайнером, для них было очень важно, начиная от технического состояния судна, и заканчивая политическими настроениями экипажа.

По заданию Гальвао одна из заговорщиц поступила на работу на «Санта Марию» телефонисткой. Но даже при наличии своего человека на борту, «революционеры» не имели информации об автономности лайнера, запасах топлива, воды и продуктов на борту. Девушка узнала только о внутренней системе связи и распорядке дня экипажа. Командовать захваченной «Санта Марией» должен был Хорхе де Сотомайор, единственный из заговорщиков, умеющий управлять морскими судами. Его настоящее имя Хосе Фернандес Васкес. Он был офицером ВМС Испании, участвовал в гражданской войне на стороне республиканцев. Но даже такой опытный человек не смог получить очень важную информацию – на «Санта Марии» был не исправен один из главных двигателей, и скорость лайнера из-за этого была значительно меньше. Второй ошибкой Гальвао была уверенность в том, что большинство из экипажа судна его поддержат.

«Санта Мария»

40-е – 60-е годы ХХ века были «золотым временем» морских пассажирских лайнеров, работающих на дальних океанских маршрутах. Возможности самолетов ещё не делают их конкурентами роскошным пассажирским теплоходам. В те времена, о которых идет рассказ, Португалия была колониальной державой. Требовалась регулярная надежная связь метрополии с колониями, разбросанными по всему миру. Для решения этой задачи, после войны, в Бельгии и Дании были заказаны и построены четыре современных пассажирских теплохода – два однотипных «Санта Мария» и «Вера Крус», и «Инфант дом Хенрик» и «Фуншал». Все четыре теплохода были красивыми и комфортабельными судами, и заслуженно пользовались популярностью в Португалии.

«Санта Мария» и «Вера Крус» были построены в Бельгии, и переданы заказчику в 1952 — 1953 годах. Заказала эти теплоходы компания «Колониаль ди Навегасао» — «Общество колониального мореплавания». Это компания уже имела три лайнера. «Патрия» и «Империо» работали на линии Португалия – Восточная Африка, а «Улге» — на линии Португалия – Западная Африка. В компании решили, что пора создать трансатлантическую линию, соединяющую Португалию, Венесуэлу и Центральную Америку. Все расчеты говорили о том, что такая линия будет востребована как у эмигрантов, так и у туристов. Для этой новой трансатлантической линии и были построены два лайнера. Они имели водоизмещение около 21 000 тонн, скорость – 20 узлов (около 37 км/ч). Лайнеры брали на борт на дальних переходах 632 пассажира в трех классах. Во время коротких рейсов лайнер мог взять ещё 664 человека в варианте так называемого «туристического класса», с размещением без спальных мест прямо на палубе. Для Португалии лайнеры были весьма комфортабельны. Достаточно сказать, что для пассажиров первого и второго классов были не только свои рестораны, бары и курительные салоны, но и бассейны.

С позиции сегодняшнего дня удивительно, что такая небольшая страна с небольшим населением и слабой экономикой успешно эксплуатировала такие дальние океанские маршруты.

Приключения захваченного теплохода

9 января 1961 года «Санта Мария» вышла из Лиссабона по маршруту: Лиссабон – венесуэльский порт Ла-Гуайра – порт Виллемстад на нидерландском острове Кюрасао — американский Порт Эверглейдс. Сейчас этот американский порт во Флориде является самым крупным круизным портом в Западном полушарии, а тогда он только начал развиваться как центр морского туризма. На лайнере было 612 пассажиров, из них 41 американский турист и 300 членов экипажа. В Ла-Гуайре на борт поднялись вооруженные заговорщики. В чемоданах с двойным дном (в 1961 году не было рамок металлоискателей) они пронесли два пистолета-пулемета, несколько револьверов и ручных гранат. Четыре заговорщика во главе с Гальвао поднялись на борт «Санта Марии» в порту Виллемстад на острове Кюрасаю. Они оказались на борту по пропускам, полученным в офисе судоходной компании. Заговорщики сразу же прошли в каюты, где их ждали товарищи, севшие на теплоход по нормальным билетам. Всего на борту лайнера собрались 33 участника операции «Дульсинея» — 18 португальцев, 13 испанцев и 2 венесуэльца. Все заговорщики переоделись в одинаковую одежду – военную форму цвета хаки без знаков различия. Только у Гальвао на рубашке были погоны капитана.

Вечером 21 января «Санта Мария» покинула Кюрасао. В ночь с 21 на 22 января «революционеры» произвели захват пассажирского лайнера. Штурманскую рубку и радиорубку они захватили без боя, а на ходовом мостике вахтенный офицер третий помощник капитана Жозе ду Нашимьенту Кошта оказал сопротивление и был убит. Два моряка были ранены. После стычки на мостике Гальвао отказался от штурма офицерских кают, хотя это и было предусмотрено планом. Он просто блокировал мостик. Капитан лайнера, Марио Симоэш Майо, услышав стрельбу, позвонил на мостик. Гальвао взял трубку и сообщил капитану о захвате его лайнера. Вооруженный Гальвао спустился в каюту капитана для переговоров. К удивлению заговорщика никто из офицеров лайнера к нему не присоединился. Офицеры согласились продолжать управлять теплоходом при условии, что Гальвао даст им письменное подтверждение, что команда лайнера действовала по принуждению. По распоряжению Гальвао, пассажиров собрали в ресторане 1 класса. Никто из них так же не захотел присоединиться к «революционерам». Лишь несколько иностранных туристов выразили им свое восхищение, но не более. Через несколько часов корабельный врач сообщил Гальвао, что состояние раненного моряка ухудшилось, и ему требуется срочная госпитализация. Кроме этого, от нервного напряжения у одного из пассажиров начались приступы печёночной колики, и ему нужна срочная операция.

Планы заговорщиков рушились на глазах. Дело в том, что по плану «Дульсинея» «Санта Мария» должна была «исчезнуть» на просторах Атлантики. Днем 22 января представитель компании во Флориде получил радиограмму о том, что одна из турбин сломалась, и лайнер придет в США с опозданием. Нужно было выиграть время, так как лайнер должен был идти в обратном направлении. Но из-за раненого Гальвао принял решение подойти к британскому острову Сент-Люсия. Тем самым, он раскрывал положение лайнера. Утром 23 января у Сент-Люсии обоих раненных, медсестру и 6 матросов посадили в шлюпку. Матросы не знали английского языка, и вначале англичане не понимали, что случилось. В конце концов, один из матросов на ломанном английском сказал: «Пираты! Нас захватили пираты». Новость сразу разлетелась по миру. Англичане, услышав слово «пираты» сразу организовали серьезный поиск. В погоню за лайнером был направлен с Сент-Люсии новейший противолодочный фрегат HMS «Rothesay» F107 тип 12М и с Багамских островов старый эсминец, переделанный во фрегат тип 15 HMS «Ulster». С острова Барбадос на поиск вылетели три базовых противолодочных самолета Локход Р-2 «Нептун», две летающие лодки Грумман HU-16 «Альбатрос» и четыре истребителя Хоукер «Хантер». Откликнулись и США – на борту находились американские туристы – они выслали на поиск два эсминца типа «Гиринг» — «Роберт Л. Уилсон» USS «Robert L. Wilson» DD-847 и «Демато» USS «Damato» DD-871. Скрытность операции «Дульсинея» провалилась. Тем не менее, найти сразу в Атлантике лайнер не удалось. Тем временем, информация о захвате дошла до официального Лиссабона. Во-первых, Лиссабон обратился за помощью к США, Великобритании и Испании. Каудильо обещал послать в Карибское море тяжёлый крейсер «Канариас». Во-вторых, в Лиссабоне просчитали, что «Санта Мария» пойдет в сторону африканских колоний Португалии, и направила туда для перехвата мятежников свой корвет «Перу Эшкобар» и четыре патрульных самолета «Нептун», Заговорщиков поддерживал проживающий в эмиграции в Бразилии португальский генерал Дельгаду. Он направил Президенту США Джону Кеннеди телеграмму, в которой говорилось, что захват произошел с его ведома, и что пассажирам теплохода ничего не угрожает. Генерал просил прекратить поисковую операцию. Дополнило, как сказали бы сегодня, информационную картину радиограмма с лайнера. В ней захват «Санта Марии» был объявлен политическим актом.

Что делают революционеры во всех странах после того, как захватывают власть? Правильно, переименовывают всё, что можно. Вот и Гальвао заявил о том, что он переименовал теплоход в «Санта Либертад» — «Святую Свободу». Новое название написали большими буквами на надстройке. Радиограмма с лайнера, на удивление, изменила позицию Великобритании. В Англии не очень хорошо относились к диктатору Салазару, хотя он и был союзником по НАТО. В парламенте страны состоялись жаркие дебаты о том, надо ли принимать участие в поиске теплохода, если акция направлена против режима Салазара. Поисковую операцию решили прекратить под предлогом того, что на кораблях закончилось топливо. Американцы поисковую операцию не прекращали, но найти лайнер не могли. Всё-таки шёл 1961 год, и возможности поиска судна в океане были ограничены. Через двое суток, 25 января, датский рефрижератор «Вивеке Гульва» встретил «Санта Марию» в центре Атлантики, в 900 морских милях к востоку от острова Тринидад. Датчане сообщили о встрече американцам, те выслали в этот район поисковые самолеты, которые и обнаружили «Санта Марию». Самолет вышел на связь, и пилот потребовал, чтобы «Санта Мария» шла в Пуэрто-Рико. В ответ Гальвао предложил переговоры на борту лайнера с властями любой страны, кроме Португалии и Испании. Командующий Атлантическим флотом США предложил высадить пассажиров в бразильском порту Белен. У заговорщиков-революционеров всё было плохо. До берегов Африки они дойти уже не могли – скрытность акции была потеряна, из-за неисправности одной из турбин скорость лайнера сильно снизилась, на исходе были питьевая вода и продукты. «Санта Мария» направилась в сторону Южной Америки. К тому времени лайнер сопровождали три эсминца «Гиринг» DD-710 «Роберт Л. Уилсон» DD-847 и «Демато» DD-871, десантный корабль-док «Эрмитаж» LSD-34 — он шёл в Конго с грузом гуманитарного зерна, но его поход прервали и присоединили к эсминцам — и атомная подводная лодка «Си Вульф». Зачем для перехвата и конвоирования пассажирского теплохода потребовался атомоход, неизвестно.

30 января Гальвао согласился на встречу с американским вице-адмиралом Аланом Э. Смитом на борту «Санта Марии». Ажиотаж в мировых СМИ достиг максимума, к лайнеру на мелких судах прибыло множество журналистов, которым тоже было разрешено подняться на борт. Апофеозом произошедшего стал прыжок с парашютом французского корреспондента журнала «Пари Матч» Шарля Боннэ. Он прыгнул с зафрахтованного легкомоторного самолета, но промахнулся мимо палубы и приводнился недалеко от лайнера. Моряки с американского эсминца выловили его в воде.

Эти переговоры стали причиной кризиса в португальско-американских отношениях. 30 января португальский МИД выступил с заявлением о том, что США нарушают свои обязательства по НАТО. На что разозленные американцы ответили, что положение диктатора Салазара зависит от благосклонности США. В те времена дипломатия допускала такой «обмен любезностями». Переговоры были сложными. Их итогом стало то, что под эскортом американских эсминцев «Санта Мария» идет в Бразилию, в порт Ресифи для высадки пассажиров.

Конец истории

Президент Бразилии Жаниу Куадруш направил на «Санта Марию» радиограмму, в которой сообщил о том, что готов предоставить политическое убежище лицам, захватившим лайнер. 1 февраля «Санта Мария» прибыла на рейд бразильского порта Ресифи. Пассажиры сошли на берег в присутствии большого количества журналистов со всего мира. И здесь революционеров постигло последнее разочарование. Они заявили, что продолжат свой путь в Африку. Бразильское руководство даже разрешило «Санта Марии» выход из порта. Но экипаж лайнера ушел с корабля вместе с пассажирами. Только два стюарда согласились присоединиться к Гальвео. Поэтому вечером 3 февраля все боевики покинули лайнер и согласились с предложением Президента Бразилии о политическом убежище. История с захватом лайнера закончилась.

Заключение

«Санта Мария» была возвращена Португалии и 16 февраля пришла в порт Лиссабон. Лайнер встречал сам диктатор Салазар. 17 февраля состоялись торжественные похороны третьего помощника капитана Кошта. Посмертно он был награжден военным орденом «Башни и Меча». «Санта Мария» продолжала рейсы в Карибское море. Но постепенно авиация забирала её пассажиров, и в 1973 году «Санта Мария» и «Вера Крус» были проданы на слом и разобраны в Гаосюне. 75-летний Гальвао умер в Сан-Паулу в 1970 году. В 1991 году его прах перевезли в Португалию и перезахоронили в Лиссабоне.

Конец первой части

04.12.2020

Материалы по теме

В 1961 году противники диктатора Салазара хотели использовать теплоход для мятежа