В 2019 -2020 годах барк «Седов» совершил кругосветное плавание

5642
0
56420
Источник: Версия

После Победы в Великой Отечественной войне, Советский Союз получил в счёт репараций торговые суда Германии, Италии, Японии и Финляндии. В числе переданных судов были два уникальных парусника – четырехмачтовые барки «Крузенштерн» и «Седов». Последний был самым крупным из сохранившихся действующих парусников в мире. В этой статье мы расскажем о советском и российском этапах жизни легендарного парусника.

Удивительно, но военно-морской флот Советского Союза не использовал учебные парусники, как средство обучения будущих моряков. Возможно, объяснение этому следующее. Человек, который хочет стать моряком торгового флота или рыбаком, должен окончить среднее или высшее учебное заведение по профилю. В программе этих учебных заведений (мореходок) обязательно присутствует практика на парусных судах. После её окончания будущие моряки и рыбаки проходят ещё одну практику – на этот раз на учебно-производственном судне УПС. Во время практики на паруснике будущие моряки изучают основы морского дела, а практика на УПС знакомит их с современными судами, на которых предстоит работать. В ВМФ ситуация иная. Офицеры, будучи курсантами, проходят практику сначала на специальных учебных кораблях ВМФ, а потом на боевых кораблях. Матросы, которых призывают на флот, полгода учатся в учебной части, а потом приходят на корабли. Учебные плавания на парусниках выпадают из этой схемы обучения. Все учебные парусные суда до начала Великой Отечественной войны были гражданскими судами и ходили под красным флагом. После Победы в Великой Отечественной войне в состав ВМФ СССР были включены три больших учебных парусника: два бывших немецких вошли в состав Балтийского флота, один – бывший итальянский – в состав Черноморского флота. Торговый рыболовный флот получил большую серию баркентин, которые были построены в Финляндии в рамках репараций, и трехмачтовый барк из Германии.

Балтийский флот пополнился двумя четырехмачтовыми барками «Седов» (бывший «Коммодор Йонсен») и «Крузенштерн» (бывшая «Падуя»). Первое время, как и положено, на борту барка значился тактический бортовой номер В-365. Почти сразу, в 1948 году барк отправили в Кронштадт, на Кронштадтский Морской завод КМОЛЗ для проведения восстановительного ремонта. На барк установили более мощный (2 000 л.с.) вспомогательный двигатель.

Для дальнейшего рассказа необходимо сделать небольшое отступление. Командиром «Седова» с 1948 года стал Петр Сергеевич Митрофанов (1915-1991), который сыграл огромную роль в жизни барка под советским флагом. Благодаря его усилиям, «Седов» до сих пор бороздит океаны планеты, а не разобран на металлолом. Как мы уже говорили, капитанов-парусников в советском военно-морском флоте не было. Петр Митрофанов окончил Херсонский мореходный техникум, практику проходил на четырехмачтовом барке «Товарищ» (бывший «Лауристон»). Как и многие гражданские моряки, был призван в состав военно-морского флота, и с 1939 по 1948 годы служил на Каспийской флотилии. Командования флота понимало, что с такими кораблями могут справиться только офицеры, получившие гражданское морское образование, и имеющие опыт плавания под парусами. По этой логике, Петр Митрофанов стал командиром самого большого парусного судна в мире.

После окончания ремонта «Седов» в течение нескольких лет совершал учебные походы в Балтийском и Северном море, проходил Ла-Манш и выходил в Атлантику. Подчиняясь логике того времени, заходы в иностранные порты барк не совершал. Но военный флот – организация очень консервативная, и учебные походы под парусами не вписывались в систему подготовки военных моряком.

В 1957 барк из учебного парусного судна был переклассифицирован в экспедиционное океанографическое судно. Хотя, ради справедливости, надо сказать, что возможность брать в экспедиции курсантов была сохранена. Такая, неожиданная на первый взгляд, метаморфоза, объяснялась просто. Дело в том, что в 1957 – 1959 годах СССР принял активное участие в проведении Международного геофизического года и программе Международного геофизического сотрудничества. Страны по согласованным планам проводили исследования, а потом обменивались полученными результатами. Исследования проводились как на суше, так и на море. Некоторые, особо точные измерения, идеально было проводить на больших парусниках. В частности, это было нужно актинометристам – ученым, измеряющим солнечную радиацию. В состав советской комплексной экспедиции 1957 года входили два парусных судна – барки «Седов» и «Крузенштерн» и три научно-исследовательских судна – «Михаил Ломоносов», «Экватор» и «Створ», Работы проводились в экваториальной части Атлантического океана.

В 1958 году состоялась вторая экспедиция, которая так же проходила в экваториальной Атлантике. Во время экспедиции состоялся первый заход «Седова» в иностранный порт. Барк зашёл в столицу Сенегала Дакар – тогда колонию Франции. Это был прорыв. Не надо забывать, что над барком развивался военно-морской флаг, а заходы военных кораблей в порты капиталистических стран в то время были большой редкостью. Научные экспедиции проводились на «Седове» до 1966 года. Судя по всему, военно-морскому флоту «непрофильный актив» стал не нужен, и было принято решение о передаче барка в гражданское ведомство.

Парусные барки «Седов» и «Крузенштерн» были переданы Министерству рыбного хозяйства 12 июня 1965 года распоряжением Совета Министров СССР. «Седов» был передан Главному управлению рыбной промышленности Западного бассейна – Запрыба. В феврале 1966 года «Седова» отбуксировали из Кронштадта в Ленинград. Проблема была в том, что руководство Минрыбхоза СССР совершенно не знало, что делать с этим «подарком». Дело в том, что в конце 40-х – начале 50-х годов ХХ века в Финляндии, в счёт репараций было построено около 50 океанских шхун и баркентин. Это были 45-метровые парусники дейдвейтом 300 тонн, с двигателем в 225 л.с. На базе единого корпуса строились транспортные шхуны для рыбаков Камчатки, учебные баркентины для ММФ и МРХ, научно-исследовательские шхуны. В зависимости от задач, они имели различное парусное вооружение. В дополнение к ним на Чёрном море был трехмачтовый учебный барк «Товарищ II», бывший немецкий «Горх Фок». Так что учебных парусников для подготовки торговых моряков и рыбаков было в избытке. Что делать с огромными океанскими барками – напомним, что «Седов» был самым крупным из сохранившихся парусников мира – руководство Минрыбхоза не знало.

В судьбе парусника огромную роль сыграл его капитан – Петр Сергеевич Митрофанов. На момент демобилизации «Седова» он был капитаном I ранга. В Минрыбхозе он стал капитаном-наставником Ленинградской базы океанического рыболовного флота – ЛЕНБОРФ. Формально, «Седов» был поставлен на ремонт и реконструкцию. Фактически, чиновники Минрыбхоза готовили барк к списанию и разделке на металл. Митрофанов писал во все инстанции, требовал прислать комиссии для инспекции состояния барка

Барку «Крузенштерн» повезло больше. Его так же поставили на ремонт в 1968 году. Но этот ремонт закончился в 1971 году. С «Седовым» все было хуже. Но, в конце концов, благодаря волне, поднятой письмами Митрофанова, на «Седове» начался нормальный восстановительный ремонт. Немаловажную роль сыграл документальный фильм, снятый режиссером Адой Лазо (Салтыковой). Она сняла 17-минутный документальный фильм о «Седове» «Кому нужны паруса?» Во ВГИКе фильм не понравился, но он получил поддержку от сына писателя Аркадия ГайдараТимура. Тот был офицером ВМФ в запасе, заведующим военным отделом газеты «Правда». Тимур Гайдар организовал просмотр фильма в редакции, а после просмотра написал эмоциональную статью в «Правде». В Советском Союзе жизнь была устроена так, что после статьи в главной газете страны, все вопросы решались очень быстро. В Минрыбхозе осознали, чем списание парусника чревато, и начали активно ремонтировать барк. Всего в ремонте «Седов» провел 16 лет, с 1965 по 1981 годы. Отремонтированный барк вошел в состав отряда учебных судов Рижской базы тралового флота, с портом приписки – Рига.

Начались учебные походы и международные парусные регаты. За этот период барк посетил 53 иностранных порта. В те годы получили распространение и обрели огромную популярность международные регаты, проводимые в рамках проекта «Операция «Парус»». На эти регаты собирались парусники со всего мира. Все суда разбивались на несколько групп. «Седов» и «Крузенштерн» участвовали во многих «Операциях «Парус»» в группе А – гонке самых крупных парусников. Наши барки, несмотря на возраст, оказались отменными скороходами, и практически всегда брали призовые места.

Вступая в новый этап своей жизни, «Седов» преодолевал очередной кризис. В 1991 году развалился Советский Союз. Как мы уже говорили, барк был приписан к порту Рига. 25 марта 1991 года Минрыбхоз СССР выпустил приказ о перебазировании барка «Седов» Новым портом приписки стал Мурманск. Седов передавался Мурманскому высшему инженерному морскому училищу. Практику на нем, по-прежнему, проходили курсанты из мореходок всей страны. Это решение было весьма дальновидным. 21 августа Верховный Совет Латвии заявил о независимости страны. 6 сентября независимость Латвии подтвердили и в Москве. В Риге стали бороться за возвращение барка под юрисдикцию Латвии. Латвия потребовала отмены решения Минрыбхоза СССР и возвращение «Седова» под свою юрисдикцию. На борт парусника, вышедшего 8 июня 1991 года из Кронштадта в очередной учебный рейс, пришла радиограмма за подписью Министра рыбного хозяйства Латвии с требованием прервать рейс и вернуться в Ригу. Что интересно, на «Седове» состоялось заседание судового комитета, который большинством голосов призвал идти в старый порт приписки. Более того, об этом была послана радиограмма в Ригу. Это было связано с тем, что у большинства команды там были квартиры. Никто тогда не верил в распад СССР. Экипаж не хотел перемен. Тем не менее, это требование было отвергнуто, и барк вернулся в Мурманск. Тогда латыши сделали второй заход. Они призвали рассмотреть статус парусника на межправительственных переговорах. После провала и этого варианта, Рига попросила о совместном использовании парусника. Что показательно, и латыши это не скрывали, «Седов» им был нужен не столько для подготовки своих моряков и рыбаков, сколько для использования в туристических целях. Дело в том, что в ФРГ очень трепетно относятся к своим парусным судам. В стране с середины 70-х годов ХХ века существуют неформальные клубы друзей и почитателей «Седова» и Крузенштерна». При заходе барков в немецкие порты, большое количество их почитателей приходят на экскурсии. В Риге просто хотели использовать «Седов» для круизов по Балтийскому морю с немецкими туристами и зарабатывать валюту. Была даже создана немецко-латвийская компания «Иргал», которая за деньги предлагала немецким туристам совершить путешествие на «Седове» по Балтийскому морю.

«Седов» остался под российским флагом. Учебные походы с курсантами продолжались. В 2000 году швейцарская компания «Nоga» подала иск в Международный суд о взыскании долгов с Правительства РФ. В обеспечении иска судебные приставы арестовали «Седов», находящийся тогда в порту Бреста. Суд окончился для «Nоga» ничем, так как французские юристы, нанятые российской стороной доказали, что «Седов» не собственность Российской Федерации, а принадлежит МВИМУ.

В 2005 – 2006 года барк участвовал в съемках художественного фильма о гибели немецкого учебного четырехмачтового барка «Pamir» 21 сентября 1957 года. Оба корабля были четырехмачтовыми барками, и были похожи. «Седов» «загримировали»: корпус перекрасили в чёрный цвет, на носу под бушпритом поместили носовую фигуру в виде ганзейского кога, с корабля были убраны современные спасательные плоты и поставлены классические спасательные шлюпки. Команда «Седова» была переодета в форму немецкого торгового флота тех лет, над барком развивался флаг ФРГ. Съёмки проходили в Куксхафене и на Канарских островах – они изображали Буэнос-Айрос. Место было выбрано не случайно. В порту острова сохранились такие же портальные краны, которые стояли в порту Буэтос-Айреса в 1957 году, а массовка была испаноговорящая. В сцене гибели «Памира» снималась модель барка в масштабе 1/6. Фильм «Die PAMIR» вышел на мировые экраны в ноябре 2006 года. В апреле 2017 года ещё раз изменился порт приписки барка. «Седов» стал приписан к порту Калининград и подчинен Калининградскому государственному техническому университету, хотя, по прежнему, практику на нем проходят курсанты из всех мореходок страны.

«Седов» совершает учебные плавания буквально по всему миру. Это не преувеличение. В 2019 – 2020 годах он участвовал в Антарктической экспедиции Росрыболовства, посвященной 200-летию открытия Антарктиды. Кругосветное плавание совершили три парусника – «Седов», «Крузенштерн» и «Паллада». Последний относится к учебным фрегатам польской постройки, которые пополнили торговый флот СССР перед его распадом. Завершением этого плавания стал уникальный переход «Седова» Северным Морским путем! Решение было вынужденным. В мире бушует пандемия, и проход Панамским каналом мог обернуться эвакуацией почти двухсот человек – экипажа, курсантов, журналистов. Решили рискнуть и вернуться домой через Арктику. Из Владивостока до Мурманска барк прошел 7 081 морскую милю, из них 600 миль под парусами. Обошлось без проводки ледоколов, хотя переход «Седова» шел под неусыпным контролем Росатомфлота.

В 2021 году «Седову» исполнилось 100 лет. Исходя из своего технического состояния, барк может ходить по морям ещё долгие годы.

12.01.2022

Материалы по теме

В 2019 -2020 годах барк «Седов» совершил кругосветное плавание