«В основе религий — принцип покорности властям, а это выгодно», — ученые, священник и юрист объясняют, почему они против упоминания бога в Конституции

3220
0
32200
Источник: The Insider

Владимир Путин, предложивший ряд поправок в Конституцию, выступает за внесение в Основной закон понятия «бог». «Российская Федерация, объединенная тысячелетней историей, сохраняя память предков, передавших нам идеалы и веру в Бога, а также преемственность в развитии российского государства, признает исторически сложившееся государственное единство», — именно эта фраза должна появиться в Конституции. Пресс-секретарь Путина на вопросы журналистов о смысле этих слов (какой именно бог? какие именно идеалы?) ответил: «Я думаю, это будет своевременно прояснено.  Я не могу ответить на этот вопрос сейчас». The Insider поговорил с учеными, священниками, юристами разных религиозных взглядов, которые объясняют, почему эта инициатива вызывает у них неприятие.

Андрей Десницкий, библеист, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН

Я верю в Бога, но я думаю, что в таком виде это упоминание абсолютно бессмысленно. Потому что в этой новой версии 67-й статьи, свалено в кучу абсолютно все – СССР, идеалы… Какие идеалы? В СССР были одни идеалы, а в Российской империи совершенно другие. СССР был атеистической страной. Таких стран было немного в мировой истории. В результате получается, что Бог – это какая-то такая идеологическая подпорка. Вообще-то говоря, если упоминать в Конституции Бога, то делать это надо в преамбуле. Я знаю, что есть такие Конституции, и там Бог понимается как высшая ценность и, наверное, в этом случае упоминание должно быть связано с той религией, которую разделяет большинство.

А что такое 67-я статья? Про Бога вспомнили где-то под конец — «а еще у нас тут есть Бог»,  — чтобы заткнуть какую-то зияющую пустоту – так не делается. Если в гимне упоминается Бог, то он упоминается в первой строке: «Боже, храни нашу страну или нашего короля». Это выглядит даже не как попытка создать государственную идеологию, что запрещено в первой части Конституции, а создать такую мешанину, которая, с одной стороны, восполнит отсутствие государственной идеологии, которая была в СССР, а с другой, позволит в случае чего ссылаться на эти нормы Конституции:«Вот вы знаете, а вы умаляете подвиг наших предков в борьбе за свободу и независимость нашей родины», «А вот вы продаете идеалы, которые передали нам предки». «А вот вы не верите в Бога, в которого мы все верим». Это будет вытаскиваться точно так же от случая к случаю, по мере потребности, как и многие нормы нашего нынешнего законодательства.

Михаил Гельфанд, доктор биологических наук, сооснователь сообщества «Диссернет»

Я выступаю за упоминание в Конституции всех богов. Отдельно я настаиваю на упоминании Летающего Макаронного Монстра, адептом которого я являюсь.

Александр Панчин, биолог, популяризатор науки, член Комиссии РАН по борьбе с лженаукой.

Хорошая новость в том, что в такой формулировке получается не упоминание бога в Конституции, а упоминание веры в бога. Действительно, предки нам ее передали, как и веру в астрологию, экстрасенсов, Деда Мороза, домового… сифилис (саму бледную спирохету). Другой вопрос, является ли это поводом для гордости? Согласно словарю Брокгауза и Ефрона, «вера означает признание чего-либо истинным с такою решительностью, которая превышает силу внешних фактических и формально-логических доказательств». Мне, как ученому, всегда казалось, что убежденность в чем-либо должна примерно соответствовать силе доказательств, а не превышать ее. Но понимание научного подхода авторам новой Конституции предки, видимо, не передали.

Но я бы больше беспокоился не о том, что передали нам предки, а о том, что мы передадим потомкам. Ведь люди не всегда передают детям только самое хорошее. В связи с этим печалит, что акцент в новой Конституции делается на прошлом, на ягодках-помяниках (знающие поймут отсылку), а не стремлении улучшить качество образования и уровень жизни, двигать научно-технический прогресс, искоренять болезни с помощью новых технологий, объединять людей, а не разъединять на религиозной почве.

Боюсь, что духом Конституции может стать призрак Средневековья. Я не хочу жить с призраками прошлого, я хочу жить в будущем и чтобы мои потомки жили в будущем. Поэтому теперь я вынужден голосовать против изменений в Конституцию. Если это был хитрый план повысить явку на голосовании, то, думаю, он удался.

Андрей Кораблев, представитель «Союза воинствующих безбожников» 

Начнем с того, что с логической точки зрения это выглядит достаточно нелепо, потому что непонятно, что значит «память предков, передавших нам веру в бога»? То есть сама фраза достаточно туманна. Получается, что некие люди, которые знали меньше, чем мы, передали нам некие свои представления. Потому что естественно, что прогресс не стоит на месте, наука развивается и человек глубже познает мир.

Очевидно, что мы знаем гораздо больше, чем знали наши предки, но тем не менее, представление о существовании бога они почему-то передают нам. Это все равно, что в Конституции Греции написать о каких-то предках, которые передали грекам веру в Зевса, Аполлона и фавнов. Или можно было бы передать веру в домовых и леших. В общем, очевидно, что это знания, которые не стоит принимать и откатываться назад в своем познании мира.

И потом, веру в бога можно понимать как способ надеяться на решение своих проблем. Процитирую Белинского: «России нужны не проповеди (довольно она слышала их!), не молитвы (довольно она твердила их!), а пробуждение в народе чувства человеческого достоинства, столько веков потерянного в грязи и навозе, права и законы, сообразные не с учением церкви, а с здравым смыслом и справедливостью».

Для чего такие поправки принимаются? У меня нет никаких иллюзий. Таким образом правящий режим, который опирается на религию, хочет упрочить свое положение. Поддерживая церковь, он поддерживает себя. Потому что в основе всех религий лежит принцип покорности мирским и светским властям, о воздаянии в загробном мире, а это выгодно власти. А закрепляя религию в конституции, они еще раз подчеркивают превосходство церкви. Для этого же строятся храмы в таком количестве. Это именно демонстрация силы. И это не может не удручать любого здравомыслящего человека.

Атеисты как будто не замечены властями. По официальной статистике, у нас полвина населения верят в бога. И я думаю, что эта поправка в Конституцию вносится именно для атеистов, чтобы мы поняли, какое место для нас уготовано в России. Это маргинализация и вытеснение на обочину политической и общественной жизни. Для нашей власти атеистов вроде как не существует.

Это попытка вернуться на 100 лет назад. Конечно, надо с такими вещами бороться, заниматься общественной работой. Если мы сами не будем свое мнение озвучивать, никто сверху не будет защищать права здравомыслящих людей. Только протест масс может привести и к непринятию этой поправки, и у другим успехам в этой области. Мы видели прекрасный пример Екатеринбурга, когда народ остановил строительство очередной церкви в парке. У нас в Тюмени тоже была подобная история, когда с помощью пикетов и митингов люди остановили строительство храма в месте отдыха горожан.

Было бы здорово иметь закон о защите чувств атеистов. Но очевидно, что политика в России опирается на традиционные конфессии, и у нас никогда не будет подобных законов.

Александр Соколов, редактор портала Антропогенез.ру

Мое мнение такое. Во-первых, Россия — светское государство. Во-вторых, Россия — многоконфессиональная страна, поэтому о каком именно боге идет речь? На мой взгляд, это совершенно неуместно. Это есть в конституциях тех стран, где они писались в соответствующую эпоху, и там упоминание бога сохранилось как дань традиции, у нас же это прямое противоречие тому, что уже есть в Конституции. Либо одно, либо другое — либо крест снять, либо трусы надеть.

Мария Мотузная, блогер. Из-за нескольких мемов «ВКонтакте» стала обвиняемой в экстремизме (статья 282 УК) и оскорблении чувств верующих (статья 148 УК). В начале 2019 года СК прекратил уголовное дело.

Если честно, я не могла поверить [когда увидела новости], что реально это читаю. Шока как такового не было, но именно попытка осознания — что это все происходит на самом деле — далась мне непросто. Видимо, действующему закону недостаточно статьи в УК, которая и так противоречила Конституции, но никого это не смущало, а теперь решили перенять опыт условного Ирана, где на уровне Конституции закреплено, что атеизма в стране нет. Поэтому я думаю, что 148 статья ещё себя покажет и станет следующей репрессивной статьей, хотя раньше ее и редко использовали.

Во время моего судебного процесса я получала поддержку от многих людей, наверное, мне повезло, если можно так сказать. Меня пытались судить за совершенно абсурдные картинки, поэтому даже сами верующие вступались за меня, что сыграло свою роль, я думаю. Но и с угрозами сталкиваться приходилось.

Раньше Россия хотя бы формально считалась светским государством, теперь же мы официально отказываемся от прогрессивности в пользу религиозного уклона. Вряд ли это может привести к чему-то хорошему. Особенно интересно, о каком именно Боге идёт речь в этих поправках и как это будет и будет ли прописано!

Яков Кротов, священник, историк и публицист

Поскольку Конституция в России является не правовым и юридическим документом, а документом, который сигнализирует надзирателям и заключенным, составляющим население страны, пределы начальственного самодурства и произвола, постольку включение в Конституцию упоминания о боге и о двуполости брака — это сигнал.

О чем он сигнализирует? Антизападничество подымается еще на несколько градусов. Если антизападничество при Ленине принять за 100%, антизападничество при Горбачеве — за 65%, антизападничество Ельцина — за 55%, антизападничество Путина 2000 года — примерно — за 40%, то сейчас антизападничество достигает примерно 80% от ленинского, оно уже близится к максимуму. Секулярная Европа, Европа — пидоры, а мы — нормальные.

У нас уже арестовывают людей за «распространение панических слухов о вирусе». Понятно, что ни по Конституции, ни по Уголовному кодексу за такое арестовывать невозможно, такой статьи в принципе быть не может. Это только во время войны хватают и расстреливают паникеров. Люди четко знают, что власть определяет не законами, а такими сигналами. И это четкий сигнал: паспортистка в ЖЭКе может вас арестовать, потому что в Конституции упоминается Бог.

Количество произвола возрастет в несколько раз — пунктов на пять по стобалльной шкале. Вот значение этого действия.

Кирилл Коротеев, руководитель международной практики «Агоры», юрист

Конечно, это ничего не имеет общего со светским государством. И это не имеет ничего общего с демократическим государством, потому что в Российской Федерации, я так подозреваю, есть не только верующие разных конфессий, но есть и неверующие, а есть агностики. Наверное, есть какое-то количество людей где-то между этими точками убеждений. В каком-то смысле это то же самое, что руководящая роль партии в Советской Конституции. Государство исключало непартийных и тех, кто имеет другие политические взгляды, а сейчас государство исключает из себя тех, кто имеет другие религиозные взгляды. Тут не только государственные проблемы.

Что касается практики, закон об оскорблении чувств верующих и без этого упоминания вполне себе функционирует и наоборот, ряд верующих идут в тюрьму исключительно за свою веру, Свидетели Иеговы в первую очередь, но и множество мусульманских групп также. Поэтому я бы не ожидал какого-то фундаментального влияния на практику.

Я не успел посмотреть практику африканских государств, но единственное известное применения концепции Бога в судопроизводстве было в Ирландии, где суд поддержал уголовную ответственность за однополые сексуальные отношения. Это в 70-80-х годах прошлого века, а может и раньше. С тех пор они получили решение Европейского суда по правам человека против себя, а сейчас и вовсе признали однополые браки. В общем, не самое долгоиграющее применение Бога судом.

Еще одна вещь, которая делает все не столько проблематичным, сколько объяснимым: если мы посмотрим на сравнительный аспект Invocatio Dei, как говорят умные люди, то есть «упоминания Бога», мы увидим, что Бог используется в основном в монархических конституциях, не во всех, но в тех, где глава государства является главой церкви. Это такое обоснование власти, которое существовало с самого начала человеческой истории до XVIII века, пока не появились американцы, пока не появился Вольтер, пока не было французской и американской революций и так далее.

 

05.03.2020

Материалы по теме

«В основе религий — принцип покорности властям, а это выгодно», — ученые, священник и юрист объясняют, почему они против упоминания бога в Конституции