В России подняли вопрос о легализации эвтаназии

3636
0
36360
Источник: Версия

Проблема эвтаназии представляет собой сложнейшую морально-этическую дилемму. С одной стороны, она обеспечивает человеку возможность уйти достойно, согласившись на добровольную смерть, с другой – может расцениваться как убийство. Готова ли Россия к тому, чтобы ее узаконить? Эксперты считают, что пока нет.

Тему эвтаназии подняла глава российского Минздрава Вероника Скворцова. Она отметила, что это очень непростой вопрос, поскольку он касается права каждого человека на жизнь. Министр отметила, что в ближайшей перспективе не стоит ждать перемен в отношении власти к этой процедуре ожидать не приходится, но она не может прогнозировать дальнейший ход решения данной проблемы в России. Скворцова выразила уверенность в том, что население должно принять в этом процессе непосредственное участие и высказать свое мнение относительно того, готово оно пойти на легализацию эвтаназии или все-таки нет.

Вероника Скворцова: «В странах это решается референдумом, поскольку разная вера в разных странах. Она формирует разное мировоззрение. Существуют разные способы избавления от страданий, в том числе и препаратами. Это то, что в нашей стране активно развивается».

Министр полагает, что в настоящее время паллиативная помощь в стране достигла такого уровня, что тяжелобольные пациенты могут провести последние месяцы и дни жизни без боли. Кроме того, по ее мнению, в некоторых странах существует злоупотребление эвтаназией.

Мировая практика

Впервые эвтаназия была легализована в 2002 году, однако просто прийти к врачу и попросить смертельную инъекцию там не получится. Для проведения процедуры необходимо соблюдение ряда важных условий. У пациента должно быть диагностировано неизлечимое заболевание, не оставляющее ни одного шанса на выздоровление и причиняющее ему сильную боль. Кроме того, важно, чтобы он был психически здоров. Интересно, что заболевание не обязательно должно быть связано с физическим недугом. Важен именно аспект прекращения страданий, которое приносит добровольный уход из жизни. Эвтаназия законодательно разрешена в Нидерландах, Бельгии, Швейцарии, некоторых штатах Америки, Люксембурге, Колумбии и еще нескольких странах. Нередко жители государств, в которых право умереть по собственному желанию не закреплено законодательно, практикуют так называемый «суицидальный туризм», отправляясь в поездку в один конец туда, где можно это сделать под присмотром врача и в окружении близких. Как правило, это люди с онкозаболеваниями, тяжелыми формами паралича и другими диагнозами, не вызывающими сомнений в том, что пациент испытывает страдания. Однако бывает и по-другому.

Нетипичный случай

В июне 2019 года 17-летняя жительница Нидерландов Ноа Потховен, страдавшая из-за затяжной депрессии и анорексии, решилась на эвтаназию. Девушка неоднократно становилась жертвой изнасилования и, по ее собственным словам, давно чувствовала себя мертвой, несмотря на заботу близких и попытки вывести ее из такого состояния.

Ноа Потховен: «Мои страдания невыносимы, я не живу, я выживаю. И пусть я еще дышу — внутри я давно мертва. За мной хорошо ухаживают, я получаю сильные лекарства и провожу весь день с семьей: лежу на кровати в гостиной. Так я прощаюсь с самыми важными людьми в моей жизни. Все в порядке. Не убеждайте меня, что это неправильно, это мое решение, и оно окончательное».

Впервые Потховен была изнасилована в одиннадцатилетнем возрасте на вечеринке. Через год история повторилась. В последний раз, когда ей исполнилось 14, над девушкой надругались двое взрослых мужчин, и это окончательно ее сломало.

Выбор между болью и смертью

Более «классической» выглядит история паралимпийской чемпионки Марике Вервурт, обладательницы медалей Игр в Лондоне и Рио-де-Жанейро. Женщина, страдавшая неизлечимым мышечным заболеванием и передвигавшаяся на инвалидной коляске, подписала документы об эвтаназии восемь лет назад, чтобы воспользоваться правом на смерть, когда боль станет нестерпимой. В последние несколько лет, помимо сильных болевых ощущений, порой не дающих спать по ночам, спортсменку мучили эпилептические припадки. 22 октября в бельгийском городе Дьест Вервурт сделали смертельную инъекцию, прекратив ее страдания.

В этой же стране был и поставлен своеобразный рекорд: эвтаназии подверглись двое самых молодых пациентов – мальчики девяти и одиннадцати лет. Один из детей страдал онкологическим заболеванием, и шансов на выздоровление уже не было, у другого был муковисцидоз. Перед процедурой дети пообщались с психиатрами, которые констатировали, что те в полной мере осознают последствия своего решения, и на них никто не давил. Эвтаназия в Бельгии легальна вне зависимости от возраста пациента.

Возможна ли эвтаназия в России?

Часть медиков уверена, что эвтаназия помогает неизлечимо больному пациенту облегчить боль и уйти спокойно и не испытывая лишних страданий, причем, согласно их позиции, долг врача состоит в том, чтобы при необходимости помочь это сделать. Впрочем, есть и те, кто считает эвтаназию несоответствием клятвы Гиппократа и ее конкретного положения: «я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла» и идет вразрез с медицинской этикой.

Как упоминалось выше, Скворцова отметила, что в разных странах к проблеме эвтаназии относятся по-разному, и религиозный аспект играет здесь не последнюю роль. Для России это особенно актуально, ведь здесь существует большое количество разных религий, представители которых, скорее всего, не поддержат легализацию добровольного ухода из жизни с помощью врачей.

Парламентарий Геннадий Онищенко высказался по этому поводу совершенно однозначно, отметив, что в России действует запрет на смертную казнь, и даже по решению суда человека нельзя убить, поэтому наделение врача правом на проведение эвтаназии попросту невозможно.

Геннадий Онищенко: «И вот представьте себе, что вам дают право убивать. Убивайте, пожалуйста, но только не медики должны этим заниматься. Не может быть этого у врача. Никакие референдумы не могут этот вопрос решить. Врач дает клятву для того, чтобы облегчать страдания. Также одним из факторов лечения является вера во врача. У нас и так много людей гибнет, но не потому, что врачи этого хотят, а потому, что они не все могут. Когда человеку уходить в мир иной, решает бог».

Президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский, в свою очередь, высказал мнение, что в России эвтаназия невозможна, и позиция церкви сыграет здесь не последнюю роль. Он отметил, что, в любом случае, право на смерть должно предоставляться в исключительных случаях, причем при условии полной неизлечимости заболевания и невыносимой боли, которую испытывает пациент. Саверский считает, что подтвердить соблюдение этих условий должны медики, родственники и сам пациент, и положительный ответ можно давать лишь при условии поступления разрешения на процедуру от губернатора.

29.10.2019

Материалы по теме

В России подняли вопрос о легализации эвтаназии