В страхе за погоны силовики из КБР снова решили передать в суд дело против Ислама Яхагоева

2715
0
27150
Источник: Версия

«Версия» продолжает следить за попытками отправить в тюрьму жителя Кабрадино-Балкарии, доказательств вины которого за два года мы так и не увидели. Это дело привлекло наше внимание потому, что оно слишком похоже на историю с подбросом наркотиков журналисту-расследователю Ивану Голунову. По всей видимости, бывший полицейский Ислам Яхагоев тоже перешёл дорогу влиятельным людям. А как же закреплённое в законе право гражданина РФ на объективное расследование?

В среду, 24 февраля истекает срок, который был предоставлен защите Ислама Яхагоева для ознакомления с материалами уголовного дела. Как сообщили ранее наши коллеги из газеты «Совершенно секретно», обвиняемый и его адвокаты получили лишь минимальный срок для подготовки к процессу. Как будто кто-то «сверху» решил поскорее покончить с этой историей, которая может грозить кабардино-балкарским силовикам громким скандалом с последующими увольнениями или даже посадками.

Чёрный пиар вместо доказательств

По всей видимости, люди в погонах с большими звёздами хотят посадить Яхагоева до того, как завершатся три проверки по материалам о превышении полномочий при задержании, подделке протокола и вероятной фальсификации дактилоскопической экспертизы Натальей Гергоковой. То же самое можно сказать и о двух уголовных делах (о якобы имевшем место сбыте наркотиков и оружия), которые выделены в отдельные производства и, насколько можно судить, превратились в безнадёжные «висяки». Не потому ли, что «главное в расследовании – не выйти на самих себя»?

На фоне разваливающегося уголовного дела против Ислама Яхагоева, похоже, именно силовики (а кто ещё мог это сделать?) инициировали публикацию в анонимном телеграм-канале, где их бывший коллега назван чуть ли не участником бандитского подполья. Не нашли никакой грязи – решили надавить на эмоции интернет-пользователей, так получается? Вчера этот же текст разместил у себя популярный в республике инстаграм-аккаунт «Патриот КБР». Меньше, чем за сутки пользователи оставили под ним более 250 комментариев. Подавляющее большинство из них считают публикацию заказной. «Патриот [КБР] не догадывался по ходу, что его [Ислама Яхагоева] полгорода знает и только с хорошей стороны», «cудя по комментариям, у этого парня рейтинг выше, чем у любого чиновника», «про чиновников таких расследований не видел», – вот лишь некоторые из этих сообщений.

Другой комментатор, обращаясь к администратору аккаунта «Патриот КБР», обратил внимание на странный выбор объекта для «разоблачений»: «А почему наш заместитель министра МВД катается по [улице] Чернышевского на Lexus LX 570 с номерами .777..77, не стесняясь, что люди могут задаться вопросом откуда у заместителя МВД такая машина и такие хоромы. Патриот, надо разобраться».

А кое-кто уже пытается понять истинную подоплёку этого уголовно-процессуального спектакля, растянувшегося на два с половиной года. «Нормальный парень Ислам, ещё со школы знал его. Правда, давно не общались. То, что начали в соцсетях публиковать, говорит о том, что действительно дело разваливается. Да и ходят слухи, что вообще все это дело было результатом конфликта Ислама и одного из руководителей на тот момент местного МВД», – написал один из пользователей.

Проверить эти слова мы не можем, да и не слова сейчас главное. Внимание журналистов, правозащитников, прокуроров и адвокатского сообщества должно быть приковано к одной единственной истине: насколько можно судить, следователи из КБР намерены продавить через суд дело именно в том виде, в котором оно было возвращено на доследование летом 2019 года, то есть с фальсифицированными доказательствами.

Спецоперация вместо следствия

В ночь на 8 сентября 2018 года Ислам Яхагоев был схвачен вооружёнными людьми на парковке возле жилого дома в Нальчике. Полицейские провели в засаде часов шесть, хотя они прекрасно знали регистрационные номера автомобиля Яхагоева, и потому могли задержать его намного раньше. Почему ждали? В других условиях было бы сложнее провернуть всё то, что было дальше?

Когда машина Яхагоева заезжала на парковку, её заблокировали спереди и сзади автомобили силовиков. После этого спецназовцы разбили боковое стекло и вытащили Ислама наружу, дальше – мешок на голову и избиение. Потом – «осмотр», в ходе которого у задержанного в кармане каким-то образом возник пакетик с наркотиками, а за пазухой – пистолет. Сам Ислам заявил оперативникам, что впервые видит эти вещи. Его слова впоследствии были подтверждены результатами психофизиологического исследования на полиграфе.

Таких историй мы видели много. Но в этой есть важная деталь. По правилам, задержания проходят либо после сообщения о преступлении, либо на основе агентурных данных, либо в ходе оперативно-розыскных мероприятий в рамках уголовного дела (ОРМ), в конце концов, на месте преступления. В случае с Исламом Яхагоевым ничего этого не было. Следственную группу на место задержания вызвал руководивший этой операцией начальник ЦПЭ МВД по КБР полковник полиции Ш.М. Гаджиев. Именно после этого, а вовсе не после сообщения о каком-либо преступлении или происшествии начались следственные действия в отношении Ислама Яхагоева. «Следственные действия» – если их можно так назвать.

На месте задержания следователи составили странный документ, который они назвали «протокол осмотра». Именно в этой бумаге зафиксировано, что у задержанного были при себе наркотики и оружие. Какова с точки зрения закона разница между процедурами осмотра, досмотра и обыска, уважаемому читателю, наверное, объяснять не надо. Однако именно этот протокол осмотра, с точки зрения следствия, является доказательством виновности Ислама Яхагоева сразу в нескольких тяжких преступлениях. Никаких следов ОРМ, которые бы подтверждали, что задержанный приобрёл и намеревался сбыть «запрещёнку», в деле попросту нет. Есть только то, что подбросили в карманы.

И ещё один важный момент. По информации «Совершенно секретно», Анзор Киясов, один из понятых, который был в тот вечер на парковке, впоследствии направил обращение на имя прокурора Кабардино-Балкарии Николая Хабарова. Заявитель сообщил, что в момент задержания героя нашей статьи он находился в другом месте, а протокол ему и другим понятым просто «принесли на подпись». Проще говоря, со слов Киясова, ни он сам, ни понятые Шарапова, Татаринов и Хацуков в следственных действиях не участвовали.

Подробнее обо всём этом Анзор Киясов рассказал в видеообращении, опубликованном на YouTube.

Анзор Киясов считает, что теперь у него есть основания опасаться за жизнь и здоровье себя и своих близких.Следующий ролик понятой просит считать доказательством на случай, если ему придется отказаться от своих показаний под давлением силовиков.

По приведённым выше причинам, а также из-за трёх проверок, начавшихся из-за нарушений в ходе следствия, в июле 2019 года суд вернул дело на доследование. А дальше между силовыми ведомствами в КБР начался настоящий футбол.

Что увидели надзорный прокурор и его начальник?

В ноябре 2020 года заместитель прокурора Кабардино-Балкарии Сергей Белов, сославшись на статьи УПК и на определение Верховного суда от 10.08.2006 г. (№ 11-Д06-40) по аналогичному делу, признал недопустимым доказательством тот самый протокол осмотра, о котором мы уже говорили. Дело было в очередной раз возвращено следователю МВД для устранения недостатков. Однако вскоре сам республиканский прокурор Николай Хабаров отменил постановление своего подчинённого и забрал дело в прокуратуру.

По данным «Совершенно Секретно», своё решение Хабаров объяснил отсутствием в России прецедентного права. Хотя, Сергей Белов в своём постановлении ссылался на позицию Верховного суда по поводу трактовки закона, а не обстоятельств конкретного дела. Следует ли считать личное вмешательство в эту историю прокурора КБР свидетельством некомпетентности его подчинённого? Или это событие может говорить о том, что Белов всего лишь не захотел прикрывать своим мундиром чьи-то мутные схемы?

Как-никак, дело против Ислама Яхагоева уже дошло до больших московских кабинетов. В 2020 году тогдашний заместитель генерального прокурора РФ Виктор Гринь постановил провести сначала повторную, а затем – уточняющую экспертизу отпечатков пальцев Яхагоева, которые якобы были найдены на изъятом пистолете. О результатах первой экспертизы, проведённой местным экспертом Натальей Гергоковой, мы подробно рассказывали в нашем первом тексте. Если коротко, то повторная экспертиза установила, что выводы Гергоковой основаны на фактически сфальсифицированных материалах, что, в общем-то является уголовным преступлением.

Возбуждено ли по данному факту уголовное дело? Нет, не возбуждено. Говорят, что материалы в отношении Натальи Гергоковой уже много месяцев находятся на проверке – сначала они лежали в Следственном отделе СК по городу Нальчику, теперь – в ГСУ СК по СКФО у следователя Кожева. Как будто в проводившем повторную экспертизу экспертно-криминалистическом центре МВД сделали всё, чтобы прикрыть коллегу из Нальчика. Такое вполне возможно, если учесть, что федеральный ЭКЦ возглавляет выходец из Кабардино-Балкарии генерал-лейтенант полиции Алексей Шишко.

Последствия произвола

Мы вынуждены повторить, что не знаем истинную причину спецоперации против Ислама Яхагоева в Кабардино-Балкарии. Возможно, он действительно кому-то перешел дорогу. Но вполне вероятно, что оперативники просто хотели «срубить палку», как они уже наверняка делали прежде. Правда, в этом случае дело получило большую огласку не только в КБР, но и на федеральном уровне. Ислама Яхагоева в республике знают многие. Парень из многодетной рабочей семьи хорошо учился в школе, получил звание мастера спорта по вольной борьбе. В 2003 году он окончил Нальчикский филиал Ростовской школы МВД, после чего несколько лет честно работал в правоохранительных органах. В 2011 году он получил высшее образование по специальности «Таможенное дело», с 2017-го работал в частном охранном предприятии.

После задержания Ислама в 2018 году следствие запросило его характеристику в службе участковых уполномоченных Управления МВД России по городу Нальчику. И по какой-то неясной причине характеристика была составлена не тем участковым, который работает в районе проживания Яхагоева, а офицером с другого участка. Капитан полиции Т.З. Куготов сообщил, что герой нашего рассказа «характеризуется с отрицательной стороны», причём при составлении характеристики участковый использовал формулировку «со слов доверенных лиц». А в 2020 году защита Ислама Яхагоева запросила характеристику у капитана полиции А.Г. Батырова, на участке которого он и проживал. Капитан полиции Батыров, который работает в этом районе с 2012 года, в официальном документе сообщил, что Ислам Яхагоев «характеризуется с положительной стороны, жалоб и заявлений на него не поступало». Как говорится, выводы каждый может сделать сам.

По сути, сегодня мы видим, как силовики в КБР пытаются по подложному обвинению упрятать в тюрьму абсолютно обычного человека, своего бывшего коллегу. И за этим процессом, судя по комментариям в соцсетях, наблюдают тысячи глаз. Вряд ли будет преувеличением, если мы скажем, что от исхода этого дела будет зависеть репутация всей правоохранительной системы в республике. Стоит ли рисковать ею, чтобы прикрыть затеявших «спецоперацию на парковке» бывших коллег, многие из которых, включая Ш.М. Гаджиева, были переведены на службу в другие регионы?

25.02.2021

Материалы по теме

В страхе за погоны силовики из КБР снова решили передать в суд дело против Ислама Яхагоева