Валерий Коротков в шаге от того, чтобы рассказать англичанам о своих кураторах из ФСБ

3084
0
30840
Источник: Версия

В Лондоне продолжается судебный спор между бизнесменом Валерием Коротковым и группой инвесторов в криптовалюту Gram. «Наша Версия» рассказала начало этой истории в декабре прошлого года и продолжает следить за её развитием. И чем дальше, тем более курьёзной она становится. Всё переплелось в этом деле: проект Павла Дурова, дельцы с пачками разных паспортов, офшорные фирмы, бывшие и действующие сотрудники СБУ и ФСБ. Последнее обстоятельство может привести к большому международному скандалу.

На днях Валерий Коротков дал показания, из которых может следовать, что он сознательно водил за нос финансовые власти Украины. Теперь в Киеве против него могут возбудить уголовное дело. Выяснилось также, что кипрским судом приняты обеспечительные меры против Короткова. А ещё бизнесмен считает себя гражданином России, но при этом называет Крым «аннексированной» территорией. Возникает впечатление, что скоро господину Короткову будет совсем некуда бежать. Вполне вероятно, что тогда он начнёт сдавать всех, кто был связан с его международной схемой.

Напомним коротко, с чего всё началось. В начале 2000-х Валерий Коротков был топ-менеджером крупной российской компании. Затем он не без скандала покинул прежнее место работы и внезапно стал совладельцем крупного украинского агрохолдинга «Астарта». Местные СМИ даже называли его «сахарным королём». Правда, в последние несколько лет интересы этого предпринимателя сосредоточены в сфере цифровых денег. В 2017-2018 годах он предложил группе инвесторов довериться своей кипрской фирме Aluxes Holding Limited, которая должна была стать посредником при покупке токенов Gram, разрабатываемых проектом Павла Дурова. Ни токенов, ни своих денег инвесторы в итоге не увидели, поэтому теперь они требуют от Короткова 159 млн долларов.

Казалось бы, причём здесь Украина, а также бывшие и действующие сотрудники СБУ и ФСБ? Есть основания предполагать, что Коротков стал лишь фасадом схемы, озвученной истцами в лондонском суде. Основные бенефициары находятся в Москве и даже носят погоны. Показания, которые он дал на днях, позволяют сомневаться в том, что именно он был единственным организатором аферы с криптовалютой.

«Сами мы не местные»

Вряд ли будет преувеличением, если мы скажем, что, пытаясь отбиться от иска на 159 млн долларов, Валерий Коротков, предпринял радикальные шаги. Он попросил суд отклонить претензии своих кредиторов, поскольку считает, что они не могут рассматриваться на территории Великобритании. Иск был подан в лондонский суд, поскольку ответчик давно позиционировал себя именно как английского бизнесмена с украинскими корнями. На Украине ему принадлежал десяток компаний, в учредительных документах которых был указан его лондонский адрес. В суде Коротков заявил, что это была сознательная ложь ради завершения строительства бизнес-центра «Астарта» в Киеве.

«Примерно в 2016 году после полного развала отношений между двумя странами (Россией и Украиной – ред.), вызванного аннексией Крыма, у нас появились серьёзные проблемы с финансированием строительного проекта. Причиной стало то, что отдел финансового контроля Национального Банка Украины запрещал принимать платежи в Украине от организаций, чьими бенефициарами числились граждане России», – такие его показания записаны в протоколе.

Из показаний ответчика следует, что его кредиторам следует добиваться правды в российский судах. Но возникают закономерные вопросы. Первый: резидентом какого государства следует считать Валерия Короткова? А его компании? Второй: почему, заявляя об «аннексии Крыма», он так стремится перенаправить любые судебные иски против себя в Москву? Неужели он и правда в одиночку мог провернуть такую крупную схему? Ответ на последний из них поможет ответить на остальные.

Друзья «сахарного короля»

Если верить показаниям одного из истцов, то: в конце 2017 – начале 2018 года его свёл с Коротковым другой украино-российский бизнесмен Артур Волошин, далее он предложил Aluxes Holding Limited в качестве посредника, на базе которого можно объединить средства нескольких инвесторов для покупки многообещающей криптовалюты Gram. По всей видимости, визави Волошина не знали, что к тому моменту этот молодой человек (ему не было и 30-ти) успел засветиться в двух сомнительных историях. Первая была связана с поставками оборудования для майнинга, в ходе которых оборудование, похоже, так и не появилось, а деньги инвесторов ушли в неизвестном направлении. Вторая – с «зачисткой» прежнего руководства «Заявочного комитета ЭКСПО-2025».

Мы помним, что заявку на проведение в Екатеринбурге этой престижной международной выставки Россия представила в августе 2017 года, а меньше, чем через год правительству пришлось почти полностью сменить состав заявочного комитета. К слову, прежнего руководителя комитета – Светлану Сагайдак – называют гражданской женой Артура Волошина. Якобы она и устроила его в структуры, связанные с подготовкой ЭКСПО-2025. Но интересна во всей этой истории совсем другая деталь.

Судя по информации в открытых источниках, Артур Волошин стал гражданином России буквально незадолго до трудоустройства в заявочный комитет под началом Сагайдак. Это произошло вскоре после того, как правительство упростило получение российских паспортов для граждан Украины. Сделано это было, чтобы облегчить судьбу беженцев с воюющего Донбасса. Но в результате в Москве появился киевлянин Волошин, в биографии которого до 2017 года слишком много тёмных пятен.

Известно, что в «схеме» с поставками оборудования для майнинга – в ней вместе с Артуром Волошиным засветился и Валерий Коротков – участвовал также австрийский бизнесмен Александр Свищевский. Последний до 2012 года был сотрудником Службы безопасности Украины и, по всей видимости, покинул страну на фоне очередного коррупционного скандала. Украинские СМИ связывают Свищевского с местным олигархом Александром Онищенко. Туда же, в Австрию, после Майдана-2014 бежал его коллега по спецслужбам, бывший замсекретаря СНБО Украины Владимир Сивкович, который, как считается, имеет связи с ФСБ России. И это только одна ниточка, которая наметилась в лондонском суде, где Коротков отбивается от иска на 159 млн. долларов. Мы ее даже размотать толком не успели, как на поверхность высыпалось так много сомнительных личностей, и часть из них в погонах госбезопасности.

Повод для «охоты на ведьм»

Вполне возможно, что при дальнейшем развитии судебного процесса в Лондоне Валерию Короткову придётся рассказать об этих и других своих «партнёрах». Учитывая гремучее сочетание в этом деле криптовалюты и спецслужб, а также западный тренд на поиски «российского вмешательства», лондонский суд может сделать далеко идущие выводы. От Сивковича ниточку могут протянуть к руководителю 5-й службы ФСБ Сергею Беседе, который, по-видимому, взаимодействовал с украинским коллегой во время событий на Майдане и, вполне вероятно, до сих пор поддерживает с ним контакт. 5-я служба ФСБ – это управление, отвечающее в том числе за международные связи.

Своим инвесторам Коротков будто бы рассказывал про куратора из ФСБ – этот факт обязательно всплывет в процессе. Что, если дальше Коротков заявит в суде, будто генерал-полковник Беседа и был конечным бенефициаром его «схемы» с привлечением денег инвесторов для покупки токенов Gram? И что высокопоставленный эфэсбэшник тоже считает Крым «аннексированной территорией»? Учитывая размер претензий, Валерий Коротков вряд ли выстраивает стратегию защиты в одиночку. А спецы из ФСБ сильны, как минимум, в стратегии – этому учат в профильных академиях. Генерал-полковник Сергей Орестович Беседа в таких учился – повышал квалификацию. Украинские СМИ называют его куратором Донбасса от ФСБ, но международная деятельность ФСБ одной территорией бывшего СССР не ограничивается, и Лондон – один из первых городов, к которым у наших генералов имеется интерес. Так что словосочетание «Крым – аннексированная территория» вполне может оказаться идеей закадрового стратега с Лубянки в расчете на лояльность судьи.

Такое бывает: в Москве это честный офицер и патриот, а в Лондоне – циничный и беспринципный бизнесмен. Как выглядят такие люди, и как жестко зачищает их же собственная контора, мы видим на примере Черкалина, Фролова и Васильева. Цепочка от Короткова и Беседы может протянуться ещё дальше – например, к крупному российскому бизнесмену вроде Валерия Когана. Он, к слову, тоже уроженец Украины, точнее, Мариуполя, то есть человек не посторонний в Донецкой области, курирует которую Беседа. Но у Когана ставки повыше, чем у Короткова: Евросоюз ввел персональные санкции против Сергея Беседы, после событий на Майдане в Киеве, поэтому любая связь с ним для миллиардера Когана может стоить всего имущества в ЕС и США — известно, что только в Нью-Йорке его недвижимость оценивается в десятки миллионов долларов. И санкционная ниточка, которая может к нему протянуться, начинается у бывшего «сахарного короля» в лондонском High Court of Justice.

Солидная «крыша» для большой аферы

История с претензиями инвесторов к Валерию Короткову, которые прозвучали в Лондоне, уже имеет масштабные последствия. Получается, что Коротков вводил в заблуждение власти Украины, декларируя свой британский адрес и себя как британского гражданина (у Короткова паспорт Великобритании с 2003 г.), а британцам он рассказывает, что это был такой его креатив по уклонению от исполнения украинских законов? И в Киеве, и в Лондоне с таким «багажом» оставаться небезопасно.

Настойчивая просьба сменить юрисдикцию процесса на Москву продиктована не только московской пропиской Короткова. Но и тем, что здесь у него, похоже,  имеются мощные покровители, которые успешно помогают ему избегать уголовного преследования на территории России. 

Осенью 2019 года инвесторы, которые инициировали иск в Лондоне, обратились в российские правоохранительные органы с заявлением о возбуждении уголовного дела о мошенничестве в особо крупном размере. В своём заявлении они указали, что «В период с 24 января по 8 февраля 2018 года бенефициар Aluxes Holdings Limited и его представители Е.А. Клигер, А.В. Евстратов и Н.А. Степанов получили в качестве комиссии за услуги посредника между «Телеграм групп» и инвесторами денежные средства в общей сумме 1590 000 долларов США. После получения денежных средств вышеуказанные лица скрылись, не выполнив обязательства перед инвесторами». Здесь ключевое слово – «скрылись». Надо полагать в Лондоне или Киеве. Однако, несмотря на исчезновение денег и исполнителей, в возбуждении уголовного дела инвесторам было отказано. Вопреки массе имеющихся доказательств и свидетелей, российские силовики не нашли состава преступления в действиях Короткова и его подчинённых (копия постановления есть в распоряжении редакции). 

Вряд ли такое могло произойти без влияния покровителя в генеральских погонах ФСБ. Поэтому, повторим, по всем признакам, Валерий Коротков и пытается перенести разбирательство из Лондона в Москву – чтобы было, как с уголовным делом. Но, как можно предположить, следующее обстоятельство помешает ему реализовать эту задумку.

Коротков слукавил не только перед истцами, но и перед самим Telegram  – судя по всему, он купил токены за деньги инвесторов, не проводя должных процедур проверки денег (KYC/AML), что строго запрещено договором Telegram о продаже токенов Gram. Если принять во внимание тот факт, что сейчас и сам Telegram находится в серьёзном разбирательстве с комиссией по ценным бумагам США (SEC), часть претензий которой касаются собранных американских денег и их источников происхождения, если комиссия доберётся и до этого дела, то будет велика вероятность, что последует проверка происхождения средств по всем цепочкам денег, полученных Telegram. 

Таким образом, получается, что Валерий Коротков подставляет не только самого Павла Дурова и Telegram, но и всех инвесторов проекта TON. Соответственно, отвечать ему придётся на международном уровне. Сергей Беседа тут точно не поможет.

28.01.2020

Материалы по теме

Валерий Коротков в шаге от того, чтобы рассказать англичанам о своих кураторах из ФСБ