Виктор Вексельберг «попал на бабки» еще не проиграв в суде

474
0
4740

Как пишет РБК, находящийся в СИЗО совладелец группы «Сумма» Магомед Магомедов подал иск в суд штата Нью-Йорк к Виктору Вексельбергу и его партнерам Леонарду Блаватнику и Леониду Лебедеву на 1,3 миллиарда долларов. Магомедов обвиняет их в обмане при борьбе за контроль над «Нижневартовскнефтегазом» в конце 1990-х годов.

Суть иска Магомедовых

В своем иске Магомедов и его двоюродный брат Ахмед Билалов, которые совместно владели 5,37% компании «Нижневартовскнефтегаз» (ННГ), обвиняют Вексельберга, Блаватника и Лебедева в обмане при борьбе за контроль над компанией, развернувшейся в 1997 году.

Билалов это тот самый, которого Владимир Путин просил разыскать во время визита на стройки в Сочи, за несколько лет до старта олимпийских игр.

Тогда крупные акционеры ННГ — Вексельберг и Блаватник с одной стороны и генеральный директор Виктор Палий с другой — вступили в борьбу за контрольный пакет над компанией. Каждая из этих сторон владела по 40% акций. Магомед Магомедов и Ахмед Билалов совместно владели 5,37%. У еще одного миноритарного акционера, Леонида Лебедева, было 5,13% ННГ. В 1997 году они заключили соглашение об объединении этих активов в один пакет, а также договорились, что совместно выступят в поддержку Виктора Палия.

Виктор Вексельберг

Поэтому когда Вексельберг и Блаватник обратились к Магомедову и Билалову с просьбой продать им свой пакет акций за $90 млн, те отказали, мотивировав это соглашением с Лебедевым.

После этого Вексельберг и Блаватник обратились с аналогичной просьбой к Лебедеву, который пошел ​на соглашение с Вексельбергом и Блаватником, нарушив таким образом ранее заключенные договоренности с Билаловым и Магомедовым.

Лебедев также обещал владельцам 40% ННГ, что окажет им содействие в приобретении пакета, контролируемого Магомедовым и Билаловым, заявлено в иске.

Вскоре Магомедов и Билалов передали свои акции ННГ бизнесмену Олегу Киму, против компании которого они проиграли суд. В рамках урегулирования этого спора они передали свою долю в ННГ Киму — с согласия и при посредничестве Лебедева. Истцы не согласились бы на сделку с Кимом, если бы знали о сговоре Лебедева с Вексельбергом и Блаватником, говорится в заявлении Билалова и Магомедова.

Магомед Магомедов.

Пакет акций ННГ Олег Ким затем продал Лебедеву, а тот завершил сделку с Вексельбергом и Блаватником. За продажу 10,5% акций ННГ Лебедев получил долю в совместном предприятии Вексельберга и Блаватника — 1,8% Тюменской нефтяной компании (ТНК), а также выплату в размере $611 млн.

Позже, в 2013 году, когда ТНК приобрела компания «Роснефть», Вексельберг и Блаватник отказались поделиться доходом от продажи компании с Лебедевым, что стало причиной для судебного разбирательства на $2 млрд уже между ними.

Магомедов и Билалов считают, что могут претендовать на половину этих денег, которые стали предметом иска Лебедева к Блаватнику и Вексельбергу, а также указывают, что могут претендовать на половину от $611 млн, полученных от них Лебедевым в качестве компенсации.

Иск Магомедов и Билалов подали в Нью-Йоркский суд, так как один из ответчиков по делу, Леонард Блаватник, является гражданином США.

В конце марта Магомед Магомедов, совладелец группы «Сумма», вместе с братом и партнером Зиявудином стал фигурантом уголовного дела. Братьев арестовали по подозрению в создании преступной группы, мошенничестве и растрате. Им инкриминируют хищение из федерального и регионального бюджетов в общей сложности 2,5 млрд руб.

Странности

Впрочем, в иске Магомедовых к Вексельбергу и его партнёрам есть несколько странностей. Во-первых, не понятно самое главное – откуда у братьев взялась доля в компании, которую они так безуспешно делят последние 20 лет. В начале девяностых Зиявудину было 20 с небольшим, и откуда у молодого паренька взялась доля в Нижневартоскнефтегазе, можно только гадать.

Другая странность состоит в том, что непонятно, почему именно сейчас Зиявудин посчитал себя обманутым. Видимо нахождение за решеткой обостряет тягу к восстановлению справедливости и Магомедов начал испытывать приступы обострения совести, которая требует, чтобы обманщики были наказаны, а средства возвращены тому, у кого их по мнению Магомедова украли.

Впрочем, если присмотреться к иску внимательней, то по сути возникает совсем другая фигура, а именно Игоря Сечина. Дело в том, что конечным владельцем Нижневартовскнефтегаза оказалась «Роснефть», и именно она располагает данным активом в настоящее время.

Любые судебные разбирательства по поводу указанного актива так или иначе могут вызвать вопросы и к руководству «Роснефти». А по своей политической сути иск Магомедова похож на иск Ходорковского, который он также подавал в суды США.

Не исключено, что некоторые близкие Магомедова дали ему «хороший» совет подать в суд на бывших бизнес-партнёров, с целью хоть как-то надавить на российский истеблишмент. Не исключено даже, что иск Магомедовых имеет определённые перспективы.

Другой вопрос, что от данного иска «сидеться» Магомедовым легче не будет, а подобные действия лишь обозлят его оппонентов.

Также интересный момент – общая сумма иска, которая в итоге рисуется к Вексельбергу и его партнёрам может составлять 1 млрд и 300 млн долларов, что составляет почти половину от той суммы, в хищении которой обвиняются сами Магомедовы.

Впрочем, если политически иск бьёт и по Сечину, которого называют одним из инициаторов посадки Магомедовых, то чисто финансово иск может серьезно ударить по Вексельбергу и его партнёрам. 1,3 млрд.долларов для Вексельберга сумма огромная, а в условиях, когда он и его российские коллеги по списку ФОРБС находятся под санкциями, для любителя фаберже такая сумма может стать критической.

Стоит отметить, что оказавшийся под американскими санкциями Виктор Феликсович Вексельберг уже давно переживает непростые времена. Начиная с «болотного дела» финансовое положение «Реновы» сложно назвать устойчивым. Посадки губернатора Гайзера в Коми и уголовные дела против топ-менеджеров бизнесов Вексельберга указывают на то, что ему будет трудно найти какую-то политическую поддержку со стороны российских властей. И тут появляется довольно любопытная версия.

Дело в том, что согласно уголовному делу, Магомедовы «украли» около 2,5 млрд. долларов, при этом они планируют получить с Виктора Вексельберга и его партнёров до половины данной суммы. Если они сумеют получить через суд США с Вексельберга данную сумму, то она может отойти в пользу российского государства. В данном случае проигравшей стороной, по сути, будет только Вексельберг.

Вполне возможно, что в такой связи икс Магомедовых к Вексельбергу может быть свидетельством наличия неких неформальных договоренностей между братьями, и теми, кто их арестовал.

При этом российская сторона в любом случае в выигрыше. Если Вексельберг проигрывает иск и платит Магомедовым – то сумма уходит в российскую казну. Если Вексельберг проигрывает иск и отказывается платить, то он будет вынужден просить покровительства на территории России. Если Вексельберг выигрывает иск, то российские власти вправе отметить Вексельбергу, что это они оказали ему поддержку.

Короче говоря, пока главным пострадавшим от иска выглядит Вексельберг, который при любом исходе дела несёт серьёзные потери.

Уважаемые читатели! Если у Вас имеются какие-то дополнительные сведения или материалы по данной теме, просим сообщить по адресу: [email protected]

Копирование и распространение материалов с сайта Ustav.net возможно при условии ссылки на первоисточник.

Устав

26.07.2018

Материалы по теме

Виктор Вексельберг «попал на бабки» еще не проиграв в суде