Виртуальные сроки за электронные ключницы Русского музея

2688
0
26880

«Ъ»

Глава службы безопасности ГРМ Ирина Кузнецова (слева) и бизнесмен Николай Дурасов (справа). Фото «Ъ», keyguard.ru, The Insider

Смольнинский райсуд Санкт-Петербурга вынес приговор по уголовному делу о хищении бюджетных средств, выделенных Государственному Русскому музею (ГРМ) на приобретение электронных ключниц. Для начальника службы безопасности ГРМ Ирины Кузнецовой, 12 лет возглавлявшей Международный совет музейной безопасности (ICMS-ICOM) при ЮНЕСКО, и поставлявшего оборудование гендиректора ООО «Фрейм» Николая Дурасова гособвинение требовало семь и девять лет заключения соответственно, однако в итоге они получили условные сроки.

Судья Алла Тяжлова оглашала приговор более двух часов, но разобрать его текст оказалось практически невозможно. На просьбу корреспондента включить микрофон судья предложила «выйти из зала и не мешать». В финале судья неоднократно произносила слова «смягчающие обстоятельства», приговорив Ирину Кузнецову и Николая Дурасова соответственно к четырем и пяти годам заключения условно. Кроме того, они солидарно должны возместить ущерб ГРМ, оцененный в 4 млн рублей.


00Kl 09809890594735643750934809768580794875476567 case witout door 2MO 153667 00056 1 t218 150725
Электронная ключница

Госпожа Кузнецова, выслушав приговор, разрыдалась, заявив, что 30 лет проработала в музее и ничего противозаконного не совершала.

В 2013 году ГРМ решил приобрести четыре устройства с интеллектуальной системой контроля выдачи и сдачи ключей. В Минкульт была направлена заявка на субсидию, в которой была указана стоимость «особо ценного» оборудования, что, по версии следствия, означало его импортное происхождение. После удовлетворения заявки, как считает следствие, Ирина Кузнецова убедила руководство музея приобрести отечественную технику в ООО «Фрейм». Заключенный с ним контракт от имени музея подписал главный хранитель ГРМ Иван Карлов. В его действиях признаков преступления следователи не нашли, но господин Карлов к моменту разбирательства дела в суде ушел в отставку.

[«Ъ», 27.04.2016, «Деньги Русского музея пропали при покупке оборудования»: Размер финансирования обосновывался запросами в три компании — «Северстрой», «Орбита» и «Ральт», которые, по данным следствия, хозяйственной деятельности фактически не вели. Однако после удовлетворения просьбы о финансировании, как считает следствие, злоумышленники «отказались от приобретения оборудования, указанного в ранее поданной заявке». Вместо этого, приходит к выводу следствие, была составлена конкурсная документация под конкретную фирму — ООО «Фрейм». В частности, указаны характеристики отечественного оборудования, которое реализует, по версии следствия, только ООО «Фрейм». По официальному прайс-листу фирмы, стоимость этой техники не превышала 4,5 млн рублей — врезка К.ру]

В декабре 2013 года ключницы были поставлены в музей, а «Фрейму» перечислили 8,5 млн рублей. Следствие пришло к выводу, что стоимость контракта была завышена, что позволило Ирине Кузнецовой и Николаю Дурасову похитить 4,7 млн рублей. Следствие также вменило в вину предпринимателю еще один эпизод мошенничества — хищение 350 тыс рублей, переплаченных музеем за обслуживание поставленной техники. При этом прокуратура утверждала, что вина фигурантов подтверждается совокупностью доказательств, в том числе показаниями. В частности, обвинение ссылалось на признание Ирины Кузнецовой, от которого она отказалась еще в ходе следствия, заявив об оказанном на нее следователем и оперативником психологическом давлении. Перед этим, находясь в СИЗО, она отказалась от своего адвоката Иосифа Габунии и признала вину в инкриминируемом деянии. Дать показания ей посоветовал назначенный следствием адвокат Дмитрий Иванов, которого впоследствии Адвокатская палата Санкт-Петербурга привлекла к дисциплинарной ответственности. Впоследствии Ирина Кузнецова вернулась к прежнему защитнику, по жалобе которого Генпрокуратура РФ и Следственный комитет России также провели проверки. По их итогам «в связи с установлением фактов нарушений к должностным лицам были применены меры дисциплинарного взыскания», заявила в последнем слове Ирина Кузнецова.

В суде защита Ирины Кузнецовой настаивала на ее непричастности ни к получению субсидии в Минкульте, ни к формированию пакета документов по заявке на оборудование. Госпожа Кузнецова заявила в финале процесса, что рыночная стоимость ключниц была определена следствием с «грубейшими ошибками», а показания свидетелей, на которые ссылалось обвинение, искажены и в реальности не подтверждают ее вину. «Мне инкриминируются действия, которые я не только не совершала, но и не могла совершить в силу должностных обязанностей»,— утверждала она. Она также опровергла выводы прокурора о том, что «Кузнецова тесно общалась с Дурасовым», подчеркнув, что он был членом общества «Друзья Русского музея», так как неоднократно делал взносы в это общество на развитие музейных проектов.

Рекомендованная конкурсной комиссией компания «Фрейм» Николая Дурасова — единственная, кто принял участие в конкурсе. Ее конкуренты не стали участвовать в торгах, поскольку поставляли более дорогое и иностранное оборудование, а ГРМ заказал более дешевое отечественное, поясняла Ирина Кузнецова. В суде она ссылалась на сделки ООО «Ральт» и аффилированных с ним структур с Российской национальной библиотекой (РНБ; более 10 млн рублей), ГМЗ «Петергоф» (более 20 млн рублей), Эрмитажем, Исаакиевским собором и др. Примечательно, что запросами в «Ральт» и «Фрейм» ГРМ обосновал стоимость закупки ключниц, хотя, по версии следствия, эти компании хозяйственную деятельность фактически не вели. Однако, по данным «Картотеки.ру», обе они ранее работали с госучреждениями, в том числе с ГРМ, при этом «Ральт» после возникших у главы «Фрейма» проблем продолжал получать госконтракты (их общая сумма с 2011 года превышает 111 млн рублей). Его крупнейшим заказчиком, в частности на оборудование электронными ключницами, до недавнего времени была РНБ. При этом сотрудники «Ральта» привлекались следствием в качестве специалистов для оценки спорного оборудования. А владелец и глава «Ральта» Владимир Осетинский в итоге был назначен советником по информационной безопасности директора РНБ Александра Вислого, которого 29 августа отправил в отставку премьер Дмитрий Медведев.

00VISL 098 09809890594735643750934809768580794875476567 case witout door 2MO 153667 00056 1 t218 150725

Александр Вислый

Отметим, что незадолго до проведения закупки, послужившей основанием для уголовного дела, в возглавляемую Ириной Кузнецовой службу безопасности, по данным источников в ГРМ, были приняты два бывших сотрудника «антикварного» отдела регионального управления угрозыска.

А вскоре после предъявления Ирине Кузнецовой обвинения ее полномочия в музее были сокращены, и в результате реорганизации в ГРМ впервые появилась должность заместителя директора по безопасности, которую занял экс-глава того же отдела ГУВД Виктор Пантелеев. Именно он теперь подписывает контракты музея в сфере безопасности.

Адвокат Ирины Кузнецовой Марина Янина считает приговор необоснованным. «Суд односторонне оценил доказательства и не учел существенные обстоятельства, на которые указывала защита, в связи с чем будем обжаловать приговор»,— сказала она. А Ирина Кузнецова отметила, что приобретенное оборудование до сих пор используется в музее. Более того, по ее словам, подобная ключница есть даже в Смольнинском райсуде, рассматривавшем скандальное дело.

Анна Пушкарская

Руспрес

04.09.2018

Материалы по теме

Виртуальные сроки за электронные ключницы Русского музея