Вы ещё не купили себе кумган и не смирились с тахарруш?

4695
0
46950
Источник: Версия

Что ни день – массовые драки с участием среднеазиатских мигрантов. С резнёй и стрельбой. Киргизы с узбеками избивают даже матёрых кавказцев, чеченцев и дагестанцев. Но власти закрывают на это глаза – почему?

Если бы в нашей стране были реальные профсоюзы, как в США, а не их эрзац во главе с Михаилом Шмаковым, никаких мигрантов из Средней Азии у нас бы и в помине не было. Ибо, по сути своей, мигрант – это штрейкбрехер. Согласный работать за меньшие деньги, чем местный, к тому же без социальных выплат. Нанимателям выгодно – можно засветить налоговой часть трудовых мигрантов с «белой» зарплатой, а под эту сурдинку нанять, допустим, не сто киргизов, а тысячу – кто их считать-то станет?! Кто-то говорит: рабский труд. Может, и так, но всем выгодно. В России киргизы с узбеками получают вчетверо больше, чем у себя дома, а таджики – почти вдесятеро. Зато российские строительные компании (да и не только они) платят мигрантам примерно треть того, что им пришлось бы платить местным. Но, как известно, дармовой сыр – только в мышеловке.

Преступность в России – мигрантская?

«Основной костяк террористических групп составляют граждане стран СНГ, прибывшие в Россию в потоках трудовых мигрантов», – как на духу признался глава ФСБ Александр Бортников. Из 10 «накрытых» контрразведчиками террористических ячеек, как правило, только одна с поволжскими или северокавказскими корнями. Остальные – среднеазиатские, причём киргизские лидируют с огромным отрывом. Вот, кстати, поразительно: в оперативных сводках фактически отсутствуют казахи с туркменами. И таджиков там не так много. Зато навалом киргизов с узбеками. Хотя доли киргизов, узбеков и таджиков в общей массе мигрантов сравнимы. Несложно, казалось бы, сделать некоторые умозаключения, чтобы перераспределить потоки мигрантов, но кому это надо?

Вот и свежие данные чудесным образом продемонстрировали падение преступности среди мигрантов до мизерных 4%, хотя в предыдущей сводке полугодичной давности содержалась принципиально иная цифирь. Участие мигрантов из Средней Азии в тяжких и особо тяжких преступлениях традиционно – на уровне 70%, а в изнасилованиях – на уровне 90%. Вот и думай теперь: нет ли связи между резким падением статистических показателей преступности и выступлениями вице-премьера Хуснуллина, убеждающего россиян полюбить понаехавших азиатов, как самих себя, – мол, иначе строительную отрасль ждёт скорый крах! Хуснуллин, похоже, полагает, что его самого и таких, как он, обратная сторона трудовой миграции никоим образом не затронет. Увы, это не так: трудовые мигранты не разделяют россиян на богатых и бедных и с одинаковым усердием шерстят и старушек у супермаркетов с продуктовыми пакетами, и особняки на Рублёвском шоссе.

Хуже то, что гастарбайтеры чувствуют, что им позволено многое. Этим летом в Подмосковье мигранты дрались чуть ли не повсеместно (Мытищи, Истра, Одинцово, Химки и т.д.). Впрочем, следует отдать должное руководству МВД – в полицейском ведомстве заговорили о проблеме во весь голос. И неспроста первый замминистра МВД Александр Горовой проводит онлайн-консультации с послами Азербайджана, Киргизии, Таджикистана, Туркмении и Узбекистана. Тревожной тенденцией, по мнению Горового, стал рост противоправной деятельности в мигрантской среде. Усложняет проблему тот факт, что не меньше 700 тыс. мигрантов находятся в нашей стране нелегально. Впрочем, в августе с подачи МВД начались первые депортации «неблагонадёжного элемента» на родину – с 40-летним запретом на въезд в Россию.

Наглость – второе счастье

Между тем отсутствие должного контроля, помноженное на поразительное равнодушие профсоюзов и особенно ФАС, создаёт питательную среду для шантажа работодателей. «Мне звонят из Узбекистана, спрашивают, сколько буду платить, – рассказывает фермер из Калужской области корреспонденту «МК». – Меньше чем за 3 тыс. рублей в день работать не согласны. Где я возьму такие деньги?!» «За какие заслуги 100 тыс. рублей скотнику, который чалит навоз?! – негодует глава фермерского хозяйства из Дмитровского района. – У него даже документов никаких нет. Сколько тогда моё молоко будет стоить, кто его станет покупать?» «Вот эта ремарка самая ценная, – комментирует публицист Павел Пряников. – Местное население не понимает аппетитов сезонных рабочих из Средней Азии. Как известно, зарплаты россиян не растут с 2014 года. А мигрантам возьми и сразу подними её в 3–5 раз!» На фоне того, как наглеют мигранты, заметней становится покорность коренных жителей, убеждает Пряников.

«Они не могут поверить в то, что можно требовать что-то от работодателя. А вот мигранты поняли капитализм лучше, чем россияне. С другой стороны, и они не требуют чего-то невыполнимого, их запросы крутятся вокруг зарплаты 800–1000 евро. У россиян примерно такие же запросы, только они не решаются их озвучивать».

Кстати, а как россияне на самом деле относятся к мигрантам из Средней Азии? Прирост мигрантов, указывают социологи из Южно-Российского филиала Института социологии РАН, «с одной стороны, может восполнить демографическую убыль, но с другой – увеличение численности мигрантов может привести к возрастанию недовольства среди местного населения и усилению социальной напряжённости». Против любых мигрантов вообще высказались 49% опрошенных (на юге России данные несколько выше, чем в целом по стране). Лишь 12,4% наших сограждан считают, что без мигрантов стране не обойтись. Порядка 65% респондентов выступают за ужесточение оформления документов на работу. И вишенка на торте – 70% россиян считают главной опасностью миграции из Средней Азии давление на рынок труда. К примеру, рассекать по городу на самокате с сумкой за плечами – любимый труд тех же киргизов. А чтобы славяне не создавали ненужной конкуренции, коллеги из Средней Азии их планомерно «выдавливают» с работы. Как именно? Издевательствами, оскорблениями, насмешками, а нередко и рукоприкладством. «Чужаки занимают рабочие места и не позволяют местному населению проникнуть в эти профессиональные ниши», – заключают исследователи из Института социологии РАН.

А тут ещё новость – Госдума ратифицировала соглашение с Таджикистаном, согласно которому Россия берёт на себя обязательство выплачивать пенсии мигрантам из бывшей советской республики. На очереди узбеки с киргизами. Кстати, украинских трудовых мигрантов у нас в стране не меньше 5 млн, и это больше, чем киргизов, но им платить пенсии Госдума не обещает – почему, интересно? А ещё белорусским, украинским и молдавским семьям с детьми, рождёнными в России, не положены «материнские» выплаты, которые запросто получают киргизские и узбекские семьи, – странно, не правда ли? Среднеазиатские диаспоры постарались, видать, работают с депутатами.

Политики заинтересовались мигрантами

Как-то сама собой перед глазами рисуется картинка нашего ближайшего будущего, о котором нас пока вслух не предупреждают. Уже сейчас почти в каждом крупном магазине есть халяльный отдел, а в меню фастфудных заведений – халяльная еда. А дальше ничего не останется, как заинтересоваться тонкостями намаза или истинджа – правил омовения после посещения туалета. С покупкой ритуального кумгана – вместо неактуальной туалетной бумаги. Кстати, не удивляйтесь, если очень скоро увидите, как думские партии начнут активно окучивать мигрантов – раз уж россияне, насладившись плодами их двадцатилетней активности до желудочного несварения, перестали ходить на выборы. А пока мигранты – неосвоенный электоральный ресурс. Вовсе, кстати, не потому, что у них иное гражданство. Для таджиков у нас, к слову, действует двойное гражданство. А киргизам российские паспорта выдают чуть ли не моментально. Украинцы и молдаване о таком могут только мечтать, как, впрочем, и граждане Казахстана русского происхождения.

Занятно, что проблему миграции из Средней Азии в упор не замечают не только в «Единой России», но и в КПРФ и «Справедливой России», хотя кому, как не левым, топить за интернационализм и дружбу народов?! Видимо, даже они не склонны преувеличивать ценность этих понятий для большинства россиян. Между тем «канализировать» вопросы миграции политикам, так или иначе, придётся (а уж законодателям – определённо и быстрей, чем бы им хотелось). Есть основания полагать, что «новые» партии вполне могут оседлать тему мигрантов, причём сразу по нескольким направлениям. Российский общенародный союз (РОС) Сергея Бабурина наверняка будет заинтересован в обуздании миграции (вся идеология РОС – как раз про это), а вот «зелёные» – наоборот, в соответствии с мировым трендом. Хотя толерантность немецких коллег наших «зелёных» уже привела к тому, что в Кёльне и Гамбурге выучили слово «тахарруш». Вот, кстати, возможная разгадка статистики групповых изнасилований – кому преступление, а кому – «тахарруш». Национальная традиция! Вы что, против национальных традиций?! Да вы, батенька, не толерантны ни разу!

Тем временем нельзя сказать, что во властных кругах проб­лему не замечают. Ещё и как, только не всегда как стоило бы. Только сенатор Владимир Джабаров внезапно раскритиковал Вячеслава Володина, предложившего высылать наиболее буйных мигрантов. Ну избивают киргизы местных, так что с того? «Мне немного удивительна позиция моего уважаемого друга Владимира Джабарова, – отреагировал глава думского комитета по международным делам Леонид Слуцкий. – Подобным маргиналам нечего делать в нашей стране!» Это примечательно хотя бы потому, что ещё недавно власти вполне консолидированно делали вид, что проблемы мигрантов не существует вовсе. А нынче – что ни день, то новая тема в мигрантской повестке. Володин предлагает запретить въезд бытовым русофобам, а его коллега Ярослав Нилов – ездить в России с правами, выданными в Киргизии или Узбекистане. Пробирает уже, видать, даже думцев.

И не только их одних. В Сеть попал протокол заседания межведомственной комиссии по противодействию экстремизму в РФ. Интересен он тем, что про лоббистские «диаспоры» в нём говорится открытым текстом: «О необходимости принятия мер по ликвидации мононациональных объединений, деятельность которых используется в ущерб безопасности России и не соответствует целям создания». То есть интересанты завоза гастарбайтеров, выходит, известны. Останется ли решение вопроса на бумаге или что-то наконец будет сделано в реальности?

Егор Холмогоров, публицист и общественный деятель

– Чтобы мигранты перестали безобразничать и начали вести себя прилично, не пытаясь подстроить российское общество под себя, как они это делают сейчас, и довольно успешно, нужно всего ничего. Завести полную электронную базу мигрантов с их отпечатками пальцев и данными о совершённых ими на родине преступлениях. Мы должны точно знать, кто и где у нас находится, чтобы одни и те же люди не въезжали под разными именами и разными паспортами. И каждый трудовой мигрант должен запомнить, как дважды два – четыре. Бытовая русофобия наказуема. Драки с местными на бытовой почве – наказуемы. Про изнасилования в форме «тахарруш» и речи нет – сразу максимальный срок и самое жёсткое содержание. И вот ещё что – если та или иная этническая группа систематически проявляет русофобию, да ещё в такой агрессивной форме, как нападение, избиение, угрозы, то это значит, что Россия должна ограничить права всего этнического сообщества.

На нехватку рабочих рук в связи с отсутствием гастарбайтеров агропроизводители начали жаловаться ещё прошлым летом. Кто-то грозился, что урожай так и останется неубранным, если срочно не впустить в страну мигрантов. В итоге даже появились идеи привлечь к работе заключённых, безработных и студентов аграрных вузов, но похоже, что самим сельхозникам такой поворот пришёлся не по нраву. «Меры должны быть одни – открыть границы для рабочей силы для сельского хозяйства», – говорил, например, президент Ассоциации производителей плодов, ягод и посадочного материала Игорь Муханин.

И тут ничего удивительного: в производстве овощей и фруктов уже давно всё заточено именно под использование труда мигрантов. Они удобны – весь сезон живут в поле и не задают лишних вопросов.

Больше всего мигрантов требуется на плантациях Астраханской и Волгоградской областей. Когда в прошлом году обнаружилась нехватка таджиков и узбеков, то их заменили приезжими из республик Северного Кавказа. Например, из Дагестана в Астраханскую область трудяг завозили централизованно, под присмотром региональных минсельхозов. Брали не кого попало, а именно опытных овощеводов, которые сначала убрали урожай у себя, а потом решили подзаработать на выезде. В итоге федеральный Минсельхоз отчитался, что уборка прошла «в штатном режиме». Однако к сезону-2021 ведомство получило от регионов заявки на 38,2 тыс. иностранных работников (более половины из них – от волгоградцев и астраханцев). Чтобы преодолеть эту проблему, было решено всё же заво­зить гастарбайтеров, хотя и в специальном порядке, с учётом антикоронавирусных мер. Однако, когда дошло до дела, аграрии просто утонули в бумагах и согласованиях. Причём препоны ставили не только российские бюрократы, но и чиновники из стран – поставщиков рабочей силы. Сильнее всего по овощеводам юга России ударили ограничения с транспортом. Раньше рабочие приезжали сюда на поездах прямо из Средней Азии. Теперь в Россию оттуда можно прилетать только самолётом и только через Москву. И если уж гастарбайтер купил билет до российской столицы, а это около 50 тыс. рублей, то ему выгоднее остаться работать в Москве, где расценки на труд выше, чем в российской провинции. Потому уже сейчас на юге, где как раз подходит урожай огурцов и помидоров, ощущается нехватка рабочих рук. Кто-то пытается даже привлекать азиатов-нелегалов, но это невыгодно, поскольку правоохранители регулярно проводят облавы. В результате аграриям приходится закладывать в стоимость урожая ещё и штрафы. Местные политики время от времени пеняют им за то, что не привлекают безработных из России. Справедливости ради нужно сказать, что вакансии есть. Но условия не очень-то привлекательные: работа от зари до зари, и жить придётся в палатках до конца сезона. Очевидно, что среди жителей российских городов желающих найдётся не много. Так что можно ожидать, что аграрии будут правдами и неправдами брать на работу мигрантов.

15.08.2021

Материалы по теме

Вы ещё не купили себе кумган и не смирились с тахарруш?