За все заплатит клиент

3636
0
36360

Львиная доля россиян рассчитывается за покупки в магазинах не наличными деньгами, а с помощью банковских карт. Правда, большинство из них даже не знает, что во всем мире этот процесс называется загадочным словом «эквайринг». Заметим, что в России доля безналичных расчетов постоянно растет – если в 2015 году, к примеру, она составляла 22%, то в прошлом году она выросла практически вдвое – до 43%. А за последние 10 лет – в 14 раз.

За рубежом, как известно, все затраты на эквайринг лежат на торговых сетях, малом и среднем бизнесе. В России же все затраты на закупку, обслуживание, комплектующие и расходные материалы несут банки. Несмотря на это, Россия является одним из лидеров по инновациям в сфере безналичных платежей. По бесконтактным платежам наша страна занимает первое место в мире. Лишь один пример: в РФ оплатить проезд в транспорте картой можно в 70 городах, в остальном мире – только в 37. При этом имеется значительный потенциал роста доли безналичных платежей. По всем расчетам, к 2025 году она составит 70% (то есть практически приблизится к уровню Великобритании, США и Германии, где доля безнала составляет 80%).

В России данная система весьма сбалансированна и работает очень просто. Торговое предприятие платит банку, предоставляющему услугу эквайринга, комиссионное вознаграждение как процент от покупки. Банк-эквайер в среднем от 80 до 100% полученной комиссии отдает банку-эмитенту, выпустившему банковскую карту, по которой прошла покупка. Банк-эмитент отдает клиенту частично или полностью полученное вознаграждение в виде бонусов или кешбэка. Клиент, в свою очередь, понимает, что картой платить выгоднее, чем наличными, и совершает больше новых покупок в торговом предприятии, в том числе за счет кредитных средств.

При этом нужно отметить, что оставшуюся маржу банк-эквайер инвестирует в развитие технологий, позволяющих ускорять и упрощать платежи, а банк-эмитент реинвестирует средства в маркетинг, стимулируя клиентов к безналичным тратам. Правда, время от времени появляются инициативы, реализация которых может нарушить устоявшуюся систему. И тогда придется вернуться к ситуации, когда расчеты производились в основном наличными средствами.

В ноябре прошлого года вице-премьер Дмитрий Козак, который курирует ретейл, поручил Федеральной антимонопольной службе (ФАС), Минфину и Минпромторгу представить в правительство предложения, как снизить комиссию при покупках по банковским картам. А в начале февраля с.г. президент России Владимир Путин назвал «квазиналогом» комиссии за безналичный расчет за товары и услуги, которые в РФ доходят до 3% от суммы платежей по карте, и предложил обсудить эту проблему с привлечением бизнеса. По словам главы государства, «в некоторых странах даже еще ниже – не 0,3%, а, по-моему, по отдельным дебетовкам 0,2%, для кредитных – 0,3%». «А у нас 3% в среднем – конечно, это слишком много, и, конечно, это квазиналог, совершенно верно», – сказал Путин.

Между тем эксперты поясняют, что озвученная президенту цифра сбора на эквайринг в 3% не соответствует действительности. Первый заместитель председателя Банка России Ольга Скоробогатова утверждает, что президенту дали неверную информацию о тарифах. По словам первого зампреда ЦБ, комиссии в 3% на российском рынке сейчас нет. Помимо этого, она подчеркнула, что регулирование комиссии может привести к негативным последствиям как для клиента, так и для рынка в целом. По мнению специалистов, комиссия сегодня составляет 1,5–1,7%. Кстати, по словам Скоробогатовой, ЦБ (как, кстати, и ФАС) против регулирования комиссии за безналичные платежи.

«Регулирование на рынке интерчейнджа (межбанковской комиссии) приведет больше к негативным последствиям в целом для отрасли и для клиента, чем к позитивным, – подчеркнула Скоробогатова. – Торговые предприятия не подтвердили свою готовность снижать тарифы для потребителя. Некоторые даже сказали, что они все равно будут продолжать повышать тарифы, даже если бы снизили интерчейндж. Второй негатив – это даст негативный импульс и снизится доля безналичных платежей. Мы как страна должны переходить в безналичное общество. Это удобно как клиенту, так и государству».

Эксперты опасаются, что если снизить банковский процент на эквайринг, то для кредитных организаций эквайринг станет невыгодным, поэтому они будут вправе отказаться от его реализации. В этом случае закупку и обслуживание оборудования придется производить торговым сетям и организациям, что приведет к дополнительной финансовой нагрузке на покупателей, а также на малый и средний бизнес. Как худший вариант развития событий рассматривается отказ предприятий от производства безналичных платежей и, как следствие, возвращение в эпоху наличных денег, что не укладывается в стратегию развития государства по увеличению доли безналичных платежей и требованиям по развитию цифровой экономики.

«Тема прозрачности финансовых потоков по-прежнему в актуальной повестке дня, – сказал «НГ» официальный представитель «Альпари» в СНГ Андрей Лобода. – Государству и участникам рынка важно отследить, куда и откуда идут деньги, спрогнозировать дальнейшее перемещение капитала. Это верные и необходимые шаги в стратегии борьбы с «темными» наличными средствами и непонятными транзакциями. Прогресс в этом направлении уже есть, и он позволяет качественно повысить прозрачность и привлекательность экономики России в целом, и в частности ведущих кредитных учреждений РФ, которые продолжают инвестировать в развитие платежной инфраструктуры. Кстати, многообещающим на рынке выглядит инновационный  проект «Сбербанка» с блокчейн-платформой Vostok, связывающий передовые технологии, опережающую скорость обработки транзакций и их безупречную прозрачность. В итоге выигрывают все».

Следует заметить, что это не тот случай, когда нужно делать «как во всем мире». Инновации и бесконтактные платежи в России внедряются не так, как в Европе. Если делать «как в Европе», то эти инициативы будут препятствовать курсу страны на цифровизацию, по которой российский банкинг сегодня мировой чемпион. Фактически они остановят инновации в банкинге.

Впрочем, и мировой опыт показал, что законодательное регулирование платежного бизнеса вызывает лишь негативный эффект. В США в 2011 году законодательно был снижен размер вознаграждения, получаемого банками-эмитентами за покупки по картам, с 1,4 до 0,7%. В результате ставки эквайринга изменились незначительно, цены для конечного покупателя не изменились, торговые сети просто повысили в моменте свою маржу. В то же время маржинальность транзакционного бизнеса снизилась, и банки урезали программы лояльности, а некоторые ввели комиссии за ведение счетов.

Между тем Минпромторг намерен вернуться к обсуждению снижения стоимости эквайринга для ретейлеров. «Сейчас опять будем разговаривать с бизнес-сообществом о том, как достичь компромисса», – заявил журналистам статс-секретарь – замглавы Минпромторга Виктор Евтухов в кулуарах недавнего Российского инвестиционного форума в Сочи.

Но по сути, эти предложения, как и оформленная инициатива Дмитрия Козака, так или иначе – против самой природы развития банковской отрасли и транзакционного бизнеса. Она фактически вынудит банки-эмитенты изменить условия по картам в худшую для клиентов сторону за счет сокращения программ лояльности и ввода допкомиссий. В итоге банки-эквайры будут вынуждены прекратить бесплатное предоставление POS-терминалов и инструментов автоматизации безналичных платежей и взимать с партнеров дополнительные комиссии. Это в первую очередь  ударит по розничным сетям, и особенно по малому бизнесу. Эквайринговые устройства сейчас находятся в собственности банков, которые их покупают, предоставляют и обслуживают. Если эти расходы лягут бременем на торговые сети и малый бизнес, то они понесут значительно более высокие издержки, чем те, которые они платят сегодня.

Еще один нюанс: содержание устройств одного типа позволяет банкам быстрее внедрять новые сервисы. Закупка и обслуживание большого количества устройств одного типа экономически целесообразнее и эффективнее. Разрозненное владение эквайринговыми устройствами замедлит внедрение новых технологий, обновление программного обеспечения, которые сейчас осуществляются банками централизованно. При новом сценарии процесс будет зависеть от возможностей владельцев терминалов.

В результате рост безналичных платежей в России прогнозируемо замедлится, если не остановится, а многие участники экономики предпочтут уйти в серую зону. Понятно, что это невыгодно как государству, так и рядовым гражданам. 

25.02.2019

Материалы по теме

За все заплатит клиент