Жилеты раздора. Что стоит за крупнейшим конфликтом между Францией и Италией со времен II мировой

1115
0
11150
Источник: The Insider

7 февраля правительство Эммануэля Макрона отозвало своего посла Кристиана Массе из Рима «для консультаций»: ничего подобного в двусторонних отношениях не было с 1940 года, когда Муссолини вслед за Гитлером объявил Франции войну. Этим дипломатическим жестом Париж отреагировал на попытку итальянских популистов ангажировать в свой союз «Желтые жилеты». The Insider разобрался в причинах конфликта и выяснил, чем он чреват для единства Европейского союза, как скажется на позициях Макрона и причем здесь Владимир Путин.

Непосредственным поводом к дипломатическому кризису стала встреча в Париже вице-премьера Луиджи ди Майо, лидера партии «Движение Пять звезд» (Movimento Cinque Stelle или, сокращенно, M5S), у которой самая большая фракция в итальянском парламенте, с лидерами антисистемных «Желтых жилетов», уже несколько месяцев сотрясающих политическую жизнь Франции. По обыкновению комментируя встречу в своем Facebook, ди Майо помпезно заявил, что «ветер перемен преодолел Альпы». Его собеседник из «Желтых жилетов» Кристоф Шаленсон, в свою очередь, сообщил журналистам, что они согласились со своим итальянским гостем «практически по всем вопросам». Ди Майо пригласил посетить с официальным визитом Рим лидера группы кандидатов в Европарламент от «Желтых жилетов» Ингрид Левавассер.

МИД Франции назвал провокацией встречу Луиджи Ди Майо с «Желтыми жилетами»

Раздражение Макрона можно понять, но на первый взгляд отзыв посла выглядит все же чрезмерной реакцией. К слову, в 2009 году президент США Барак Обама во время своего визита в Москву встречался с Борисом Немцовым и Гарри Каспаровым, и эта история, хотя и была весьма резонансной, но не вызвала каких-то заметных дипломатических протестов со стороны Кремля. Кроме того, Франция и Италия являются крупнейшими торговыми партнерами, связаны общей историей, культурой и родственными языками, не говоря уже о сотнях тысяч, если не миллионах контактов на индивидуальном уровне.

Официальный Париж объясняет свою реакцию тем, что ди Майо использует политические разногласия во Франции в собственных «электоральных целях». Речь идет о предстоящих в мае выборах в Европарламент, главная интрига которых связана с повсеместным ростом популярности националистических и популистских партий. Комментируя инцидент для The Insider, Алессио Постильоне, политтехнолог и профессор Rome Business School, пояснил, что в этой истории поиском внешнего врага для решения внутренних проблем, «подобно Наполеону III», Макрон занимается ничуть не меньше ди Майо. По мнению эксперта, сюжет имеет сугубо политический характер и едва ли нанесет серьезный ущерб торговым отношениям между двумя странами. В планы ди Майо, отмечает Постильоне, скорее всего, не входило спровоцировать Макрона на столь резкий шаг. Следует, однако, отметить, что история с отзывом посла произошла на фоне отказа официального Рима продолжать 25–миллиардный проект строительства высокоскоростной железнодорожной магистрали Лион-Турин (известной в Италии как TAV), который был одобрен и уже частично профинансирован ЕС, Францией и прежними правительствами Италии (Берлускони, а затем Ренци). 6 февраля министр инфраструктуры Данило Тонинелли вручил французскому послу в Риме документацию, обосновывающую отказ от проекта TAV, так что хронологически это совпало с решением об отъезде Массе в Париж.


«Макрон занимается поисками внешнего врага подобно Наполеону III»


Между тем основным претендентом на роль вождя борьбы с евробюрократами и старым истеблишментом является вовсе не ди Майо, а его партнер по правительственной коалиции Маттео Сальвини — министр внутренних дел Италии и лидер партии «Лига» (La Lega, ранее она называлась «Лига Севера», но Сальвини претендует на общенациональное лидерство, поэтому темы миланского и венецианского сепаратизма давно отступили на второй план). «Капитан», как его восторженно именуют многочисленные сторонники, стремительно набрал популярность в Италии и теперь намерен объединить подобные «Лиге» европейские партии и радикально изменить курс ЕС. Time еще осенью назвал Сальвини «человеком, которого боятся в Европе больше всего».

 

Журнал Time называет Маттео Сальвини «царем иммиграции» и «человеком, которого боятся больше всего»

Time, возможно, преувеличивает, но в M5S, которые сформировали с «Лигой» довольно странное право-левое популистское правительство, успехи Сальвини воспринимают с заметной ревностью. Итальянские журналисты уже окрестили партнеров по нынешней коалиции «separati in casa» (буквально — «разведенные в доме», легальный термин, которым обозначается вынужденное по каким-либо причинам семейное партнерство). В опросах общественного мнения «Лига» давно обошла по популярности «Звёзд» и имеет уровень поддержки выше 30%. Если выборы в Европарламент зафиксируют это соотношение сил, Сальвини может решиться на разрыв и попытку сформировать правительство самостоятельно или, возможно, в союзе с другими правыми.

Так или иначе, ди Майо с коллегами предпринимают попытки создать свой собственный Евроинтернационал, и в этом смысле трудно найти более подходящих партнеров, чем антисистемные «Желтые жилеты». Проблема, однако, в том, что французские возмутители спокойствия, согласно январскому социологическому исследованию Elabe, уже вышли на 3-е место по уровню поддержки с 13%, уступая лишь ультраправому «Национальному объединению» Марин Ле Пен (17,5%) и партии Макрона «Вперед, республика!» (22,5%) , — и в переговорах с итальянскими единомышленниками ведут себя как весьма разборчивая невеста. У лидеров «жилетов» нет согласия не только по вопросу партнерства со «Звездами», но и в том, надо ли вообще участвовать в выборах, которые являются порождением порочной системы. Кроме того, если они всё же решатся на участие, то, согласно процитированному исследованию, будут отбирать голоса в основном у Ле Пен, то есть, в некотором смысле, помогать Макрону. Так что всё сложно. 

Сальвини, со своей стороны, атакует Макрона с момента своего прихода к власти, то есть уже почти год. Правда, в вопросе о TAV лидер «Лиги» расходится с M5S и в необычно мягкой для себя форме призывает к компромиссу. Зато ранее он успел наговорить немало резкостей лично в адрес французского президента, который, по мнению Сальвини, является образцовым «евролицемером», на словах выступающим за права беженцев и сострадание к ним, а на деле — перекладывающим всю тяжесть их приема на другие страны ЕС и особенно на Италию, куда обычно чаще всего прибывали корабли, подбиравшие несчастных, на свой страх и риск пересекающих Средиземное море на резиновых лодках. Сальвини пытается лоббировать инвестиции ЕС в создание центров приема беженцев в Северной Африке, чтобы регулировать миграционный поток до его попадания в Европу и, по возможности, декриминализировать его логистику (сейчас с этим всё совсем плохо). Эта тема добавляет остроты в состояние отношений с Францией, которая традиционно претендует на доминирование в Северной Африке, в то время как в Италии в последнее время нередко можно встретить рассуждения о французском неоколониализме и, в частности, о франке КФА (межрегиональной валюте в ряде африканских стран, эмиссия которой частично контролируется Казначейством Франции). 


Сальвини называет Макрона образцовым «евролицемером», на словах выступающим за сострадание к беженцам, а на деле —перекладывающим тяжесть их приема на другие страны


 

Еще один аспект, скрытый за итало-французским дипломатическим кризисом, связан с тем, что в Италии, в отсутствие внятной политической альтернативы популизму, недовольные интеллектуалы возлагают свои надежды на Макрона, который охотно претендует на роль главного европейского паладина борьбы со злобными неофашистами и безответственными популистами. Известный политический журналист, один из основателей газеты La Repubblica, Леонардо Коэн в своем комментарии для The Insider оценил отзыв посла из Рима как «серьезный шаг, призванный поставить на место наших политических невежд и лгунов». По его мнению, это событие для Италии гораздо более чувствительно, чем для Франции, поскольку экономический и политический вес последней заметно больше, и для нее проще принять на себя риски возможных негативных последствий.

Кроме прочего, Коэн считает, что нынешнее итальянское правительство — и, прежде всего, Сальвини, — подвержено влиянию Кремля, который стремится ослабить ЕС, поддерживая националистов-евроскептиков. Так или иначе, после прихода к власти коалиции M5S–«Лига» Италия последовательно выступает за снятие санкций с России и недавно заблокировала решение Евросоюза о признании Хуана Гуайдо президентом Венесуэлы. 

 

Италия наложила вето на совместное заявление глав МИД Евросоюза, признающих Хуана Гуайдо президентом Венесуэлы

К угрозе создания паневропейской «Лиги лиг» Коэн призывает отнестись серьезно: по его мнению, расчет на естественные противоречия между националистическими партиями разных стран наивен. «Когда они увидят кресла, то забудут о противоречиях. «Лига» со «Звездами», несмотря ни на что, прекрасно уживаются», — аргументирует эксперт. 

Выборы в Европарламент состоятся 23–26 мая 2019 года. После выхода из ЕС Великобритании Италия получила три дополнительных места и, таким образом, проголосует за 76 из 705 депутатов, занимая по этому показателю 3-е место после Германии и Франции. Итоги этих выборов будут иметь определяющее значение для судьбы коалиционного правительства M5S–«Лига».

 

11.02.2019

Материалы по теме

Жилеты раздора. Что стоит за крупнейшим конфликтом между Францией и Италией со времен II мировой