Журналиста «Медузы» Ивана Голунова отправили под домашний арест, но все только начинается – ему все еще грозит тюрьма

3237
0
32370
Источник: Версия

8 июня Никулинский суд Москвы избрал для журналиста «Медузы» Ивана Голунова, ранее задержанного по подозрению в распространении наркотических веществ, меру пресечения в виде домашнего ареста. Однако ему по-прежнему грозит до двадцати лет лишения свободы.

Накануне, 8 июня, в Москве прошло заседание Никулинского суда, в котором рассматривался вопрос об избрании меры пресечения журналисту «Медузы» Ивану Голунову, задержанному правоохранителями по подозрению в распространении наркотиков. Суд отправил корреспондента под домашний арест до 7 августа. В течение этого периода Голунову нельзя будет пользоваться интернетом и общаться с посторонними людьми. Сторона обвинения настаивала на том, что преступление, которое вменяется Голунову, является тяжелым, поэтому его нужно отправить в СИЗО. Кроме того, гособвинители указывали на наличие у журналиста загранпаспорта и тот факт, что он не проживает по месту регистрации, а значит, может скрыться.

Согласно заявлению следователя, сторона обвинения располагает данными о том, что Голунов якобы принимает наркотики, однако и сам журналист, и его окружение заявили, что эта информация не соответствует действительности. Голунов подчеркнул, что никогда в жизни не принимал запрещенные вещества, а его коллеги из разных изданий отметили, что несколько лет назад у корреспондента случился инсульт, поэтому он крайне осторожно относится к своему здоровью. По словам участкового, на Голунова не поступало ни одной жалобы со стороны соседей, и журналист не нарушал антиалкогольное и антинаркотическое законодательство.

За Голунова лично поручились издатель «Новой газеты» Дмитрий Муратов и главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов. Они пообещали, что журналист будет исправно являться в суд и не будет препятствовать следствию, если на период рассмотрения его дела он останется на свободе.

Сам Голунов выразил готовность сотрудничать со следствием, «если оно будет играть по честным правилам».

Не успели согласовать

В ходе судебного заседания адвокаты Голунова три раза просила, чтобы им разрешили согласовать позицию с подсудимым. Как объяснила адвокат Ольга Динзе, представляющая интересы Голунова, она приступила к работе над его делом только 8 июня, в день суда, и не успела ознакомиться со всеми материалами. Также защита обратила внимание на присутствие в деле множества протоколов следственных действий, которые были проведены в отсутствие адвокатов. На то, чтобы изучить все сто листов дела, защитникам выделили полчаса. Сам Голунов тоже оказался не ознакомлен с материалами, а позиция адвокатов оказалась не согласована с ним, так как 8 июня журналист находился на обследовании под охраной. В то же время, судья счел, что защита располагала достаточным количеством времени, и у адвокатов была возможность согласовать позицию, так как Голунов находится рядом с ними.

После суда Ольга Динзе обратилась с заявлением в СКР, пожаловавшись на действия полицейских, задерживавших журналиста. В заявлении отмечается, что в отношении корреспондента было применено «немотивированное физическое насилие», а также нанесен ряд телесных повреждений. Адвокат настаивает на проведении проверки и привлечении полицейских к ответственности, если изложенные факты подтвердятся. Также адвокаты подали в прокуратуру Москвы жалобу на незаконное удержание Голунова в полиции более установленных законом 48 часов.

Диагнозы не подтвердились

Как уже упоминалось выше, перед судом Голунов был доставлен в больницу. Это произошло после того, как корреспонденту «Медузы» предъявили обвинение. Врачи скорой помощи, которых вызвали к задержанному после того, как его состояние ухудшилось, зафиксировали у него ушибы ребер, множественные ссадины грудной клетки, гематому затылочной области, а также заподозрили, что Голунов получил закрытую черепно-мозговую травму. Ранее журналист говорил о том, что подвергся избиению в отделении полиции. Правозащитная группа «Агора» сообщила, что Голунову отказывали в госпитализации, однако в итоге все-таки получилось доставить его в городскую клиническую больницу №71. Главный врач медицинского учреждения Александр Мясников, однако, не увидел в состоянии Голунова ничего настораживающего и заявил, что предварительные диагнозы врачей скорой помощи не нашли подтверждения. Он пояснил, что журналисту сделали компьютерную томографию головы и грудной клетки, ультразвуковое исследование брюшной полости, а также взяли кровь на анализ. Проведенные исследования показали, что у журналиста отсутствуют переломы костей или другие серьезные травмы. После этого корреспондента отвезли в суд.

Угрозы из-за публикации

Напомним, Иван Голунов был задержан 6 июня в районе Цветного бульвара в Москве. Как рассказал сам журналист, в этот день он передал своему редактору первый черновик расследования, связанного с похоронным бизнесом. По словам Голунова, из-за работы над этой публикацией ему поступали многочисленные угрозы, так как в расследовании фигурировали имена высокопоставленных чиновников. Тем не менее, он продолжил разработку данной темы.

В редакции «Медузы» выразили уверенность в том, что корреспондент подвергся преследованиям именно по причине своей профессиональной деятельности. Там также заявили, что расследование, начатое Голуновым, будет закончено другими сотрудниками газеты, и, кроме того, планируется привлечь к этой работе представителей других российских изданий. В редакции отказались конкретизировать тему материала и назвать тех, кто, по ее мнению, мог быть причастен к организации преследования.

Непосредственно перед задержанием Голунов направлялся на встречу с журналистом Ильей Васюниным, который хотел обсудить с ним какие-то профессиональные вопросы. В момент, когда они должны были встретиться, к Голунову подошли двое людей в штатском, один из которых сообщил ему о задержании. Журналиста посадили в автомобиль, и после этого правоохранители сообщили, что являются сотрудниками Уголовного розыска. Они доставили Голунова в УВД по Западному округу Москвы.

«Система работает прекрасно»

С момента задержания до составления соответствующего протокола прошло около 14 часов. В документе, составленном примерно в 4 часа утра следующего дня, говорится, что в рюкзаке Голунова нашли пакет с наркотиками. В соответствии с данными экспертизы, вещество оказалось мефедроном. По версии следствия, которое обвиняет журналиста в распространении наркотиков в крупном размере, Голунов приобрел запрещенные вещества неустановленным способом и собирался их сбыть. Сам корреспондент отрицает все обвинения и отмечает в своих показаниях, что в момент задержания у правоохранителей была возможность подбросить наркотики в его рюкзак, так как они находились у него за спиной.

Также, игнорируя просьбы Голунова, сотрудники полиции не брали срезы с его ногтей и не делали смывы с рук, хотя это могло бы показать, касался ли журналист того, что находилось в пакете. В МВД, в свою очередь, настаивают, что он отказался сдать срезы ногтей при понятых и дал согласие лишь в присутствии общественных наблюдателей.

Кроме того, Голунов отметил, что в первые часы задержания ему не дали возможности связаться с адвокатами и родственниками. Лишь около четырех часов утра следователь позвонил коллеге журналиста Светлане Рейтер, и на заднем плане она услышала его голос: «Всех поздравляю. Система работает прекрасно. Были две топорные попытки подкинуть мне наркотики».

По другому делу

7 июня на официальном сайте московского управления МВД было опубликовано сообщение о задержании Голунова, в котором излагалась версия следствия. В частности, как отмечалось в нем, журналист не подвергался избиению. Также к тексту прилагались фотографии нарколаборатории, которые якобы были сделаны в квартире корреспондента во время обыска. После этого коллеги Голунова, которые бывали у него дома, обратили внимание на несоответствие и отметили, что лишь один из девяти снимков действительно сделан в квартире журналиста. Это вызвало широкий резонанс и общественное возмущение, после чего последовала просьба столичного градоначальника Сергея Собянина взять дело Голунова под личный контроль главы МВД Москвы Олега Баранова. Только тогда правоохранители уточнили, что эти материалы были отсняты в рамках обыска по другому делу о производстве и сбыте наркотиков, и следствие якобы проверяет, не причастен ли к нему Голунов. Через некоторое время публикация была названа ошибкой, а поздним вечером 7 июня правоохранители сообщили, что при обыске в квартире, где проживает Голунов, было изъято более 5 граммов кокаина.

Беспрецедентный резонанс

В защиту Ивана Голунова выступили тысячи журналистов, подписавших петицию Профсоюза журналистов и сотрудников СМИ. Кроме того, на момент выхода публикации почти сто тысяч пользователей подписали петицию, требующую освободить Голунова и выяснить все подробности его задержания, на сайте Change.org.

Солидарность с корреспондентом выразили редакции ряда СМИ. Их позиции «Медуза» приводит на своем сайте. В поддержку Голунова высказались известные российские журналисты и другие медийные персоны, которые уверены, что их коллега невиновен.

Владимир Познер: «Арест Ивана Голунова — плевок в лицо всех журналистов России. Я не желаю, чтобы мне плевали в лицо».

Ксения Собчак: «Ваня Голунов — один из лучших журналистов-расследователей в нашей стране. Честнейший, порядочнейший человек. Профи своего дела. <…> Вчера его схватили на улице,якобы нашли при нем наркотики и теперь не выпускают из ОВД. Суд, СИЗО и статья от 8 лет лишения свободы. Я многократно писала и говорила,что в современной России самый легкий способ посадить неугодного человека-это подбросить ему наркотики. Я абсолютно уверена что это адская несправедливость. Ваня расследователь, он сталкивался с постоянными угрозами,разоблачал власть,черных риэлторов и мусорных магнатов. Это точно не та профессия чтобы дома варить мет».

Леонид Парфенов: «Я работал с Иваном Голуновым и, конечно, сроду не поверю, что он наркотиками торгует. Эти странные обстоятельства задержания: когда столько времени не дают никому сообщить, не дают пригласить адвоката, так поздно составляют протокол о самом задержании. И все мы прекрасно знаем, что нашу власть и наших правоохранителей журналистика интересует только тогда, когда журналист, по мнению власти и правоохранителей, что-то не то сказал, написал, показал. Ни в каких других случаях».

Илья Варламов: «На месте Ивана Голунова может быть каждый из нас. Оказывается, в Москве в 2019 году можно вот так вот просто взять человека на улице и обвинить его в изготовлении и сбыте наркотиков, даже не утруждая себя поиском фактуры. Зачем, если есть фоточки из архива? Я уже молчу, что в случае с Иваном эти обвинения просто абсурдны. Вы можете себе представить, что человек днём пишет про воровство чиновников, а ночью варит наркотики на кухне? То, что случилось с Иваном, – это беспредел. И сегодня очень важно на конкретном кейсе показать, что ситуация ненормальна. Потому что если сейчас сожрут Ивана Голунова, потом сожрут всех».

Юрий Дудь: «Давнее, хладнокровное и — теперь — жестокое истребление свободной журналистики в России касается любого человека, который в России живет. <…> Свободные журналисты — те, кто не вылизывают анус начальству и живут одной жизнью с народом, — остаются даже в России. Их все меньше, но они есть. Поэтому беспредел по отношению к этому парню в желтых очках — это не что-то далекое. Это — беспредел по отношению к любому из вас»

Закон для всех один

Впрочем, у Голунова есть не только защитники. В частности, известный публицист Максим Кононенко допустил, что профессиональная деятельность корреспондента «Медузы» не при чем, и он мог действительно попасться на наркотиках. Об этом он написал в своем Telegram-канале. Кононенко напомнил о других представителях прессы, которые попадались на наркотиках, но при этом выступили в защиту Голунова, упомянув, в частности, об инциденте с журналистом «Новой газеты» Павлом Коныгиным – ранее сданный им тест показал положительный результат, после чего органы госбезопасности ДНР депортировали его в Россию. При этом публицист заявил, что никого не осуждает, и назвал журналистику тяжким трудом, указав, что многие из представителей этой сферы часто употребляют алкоголь. По его мнению, однозначно говорить о невиновности Голунова нельзя, так как он теоретически вполне мог «снимать стресс» с помощью наркотических препаратов.

Главный редактор РБК Елизавета Голикова, в свою очередь, отметила, что в сложившейся ситуации особенно большую важность имеет корректная работа правовой системы. По ее словам, закон должен быть одним для всех категорий граждан, и недопустимо, чтобы правовые нормы работали с разной степенью жесткости: «Мне больше нечего добавить насчет того, к кому стоит относиться помягче, к оппозиционным журналистам или другим людям. В этом смысле перед законом все равны, и нам важно другое – чтобы правовая система действовала в рамках всех норм, которые ей предписаны, ни больше, ни меньше».

«Свободу!»

После того, как стало известно о задержании Голунова, журналисты и правозащитники собрались у здания на Петровке,38, требуя его освободить. Некоторые из них были задержаны. В день судебного заседания у его здания также собрались сотни журналистов, которые не только освещали происходящее, но и пришли выразить поддержку своему коллеге. Они аплодировали Голунову, скандировали: «Свободу!», «Позор!» и «Иван невиновен!». Из-за криков присутствующие в зале заседания даже не сразу смогли расслышать решение судьи. Окна в помещении пришлось закрыть. Новость о домашнем аресте вызвала среди собравшихся у зала суда представителей СМИ ликование.

Главный редактор «Медузы» Иван Колпаков: «Спасибо всем за поддержку. Мы считаем, что Иван Голунов отправлен под домашний арест (а не в изолятор) благодаря беспрецедентной кампании журналистской солидарности. По нынешним меркам то, что произошло, — невероятно. И, безусловно, победа».

Тем не менее, назвать это победой можно лишь с натяжкой. Голунов все еще может оказаться за решеткой на срок до двадцати лет. И говорить о победе можно будет только в том случае, если обвинение будет полностью снято.

09.06.2019

Материалы по теме

Журналиста «Медузы» Ивана Голунова отправили под домашний арест, но все только начинается – ему все еще грозит тюрьма