Чрезвычайная ситуация в здравоохранении может перерасти в полноценный финансовый кризис

3305
0
33050
Источник: Версия

Пандемии встречаются сравнительно редко, а тяжелые — еще реже. Потому сложно найти исторический прецедент, который позволил бы судить о потенциальных экономических последствиях разворачивающегося глобального кризиса из коронавируса.

Ключевой особенностью случая с COVID-19, которая делает его уникальным, является реакция политиков. Правительства всего мира уделяют первоочередное внимание мерам, которые ограничивают распространение болезни и спасают жизни, включая полное закрытие региона (как в Китае) и даже целых стран (например, Италия, Испания и Франция). Другие страны, включая Соединенные Штаты, ввели строгие международные запреты на поездки и запретили всевозможные массовые мероприятия.

Эти меры сильно отличаются о политического ответа на самую смертоносную вирусную вспышку современности – пандемию испанского гриппа 1918-1919 гг. Эта пандемия, унесшая 675 000 жизней в США и не менее 50 миллионов во всем мире, произошла на фоне Первой мировой войны. Один этот факт не позволяет сравнивать ту пандемию с текущей, как в случае с США, так и всем миром.

Рост производства в военное время обеспечил увеличение реального ВВП США на 9% в 1918 году и примерно на 1% в следующем, несмотря на бушующий грипп. С COVID-19, напротив, огромная неопределенность, связанная с возможным распространением болезни и продолжительностью экономического застоя, необходимого для борьбы с вирусом, делает прогнозирование гаданием на кофейной гуще. Но, учитывая масштабы коронавирусного шока, который одновременно сокращает совокупный спрос и сказывается на предложении, первоначальное воздействие на реальную экономику, вероятно, превзойдет последствия глобального финансового кризиса 2007-2009 гг.

Коронавирусный кризис не станет серьезным потрясением до тех пор, пока снижение экономической активности не приведет к потере рабочих мест. Кроме того, капитализация банков существенно выше, чем в 2008 году.

Корпоративные балансы, однако, выглядят гораздо менее благополучными. Обеспеченные кредитные обязательства, выпуск которых быстро увеличился в последние годы, имеют много общего с пресловутыми субстандартными ипотечными ценными бумагами, которые подпитывали мировой финансовый кризис 2008 года.

Поиск доходности в условиях низких ставок привел к формированию кредитных портфелей низкого качества. Поэтому не удивительно, что недавний крах фондового рынка выявил высокие коэффициенты левереджа и увеличил риски дефолта.

Пандемия коронавируса сильно ударила по мировой экономике, однако оказалась далеко не единственным шоком — разногласия стран экспортеров нефти привели к почти двукратному падению цен на «черное золото», что усугубило положение энергетического сектора. Ввиду того, что большая часть производства пострадала от сбоев в цепочках поставок, а целые сегменты сектора услуг в той или иной степени оказались парализованы, корпоративные дефолты и банкротства среди малых и средних предприятий будут расти, несмотря на финансовые и денежные стимулы.

Наконец, экономический рост Китая был залогом существования его масштабных программ кредитования более чем 100 развивающихся стран с уровнем дохода ниже среднего. Таким образом слабые экономические результаты Китая 2020 года повышают вероятность существенного сокращения внешних займов.

С 1930-х годов в развитых странах и странах с развивающейся экономикой спад мировой торговли никогда не сопровождался снижением мировых цен на сырьевые товары и экономическим кризисом. Правда, истоки нынешнего шока сильно различаются, как и ответные меры. Но политика локализации и дистанцирования, которая спасает жизни, также несет огромные экономические издержки. Чрезвычайная ситуация в области здравоохранения может перерасти в финансовый кризис.

25.03.2020

Материалы по теме

Чрезвычайная ситуация в здравоохранении может перерасти в полноценный финансовый кризис