Какое новое испытание подготовила таможенная служба для участников ВЭД?

5658
0
56580
Источник: Версия

Как сообщало профильное СМИ, «ФТС получило беспрецедентное плановое задание по сборам таможенных платежей». На 1 трлн рублей увеличилось плановое задание на следующий год. И запланированные 7,4 трлн рублей, делай что хочешь, а в бюджет положи.

Сведущие в этих вопросах люди сразу оценили риски для участников ВЭД. Как сообщает издание, «доля результативных проверок после выпуска товаров уже увеличилась до 95%». А средняя сумма доначислений после проведения одной проверки возросла с 2022 года на 4 млн рублей и составила в 2023 году 18 млн рублей. Причем, если верить изданию: под особым контролем ФТС оказались производственная и фармацевтическая отрасли, агропромышленный комплекс и телекоммуникационный сектор, т.е. одни из самых важных в жизнедеятельности и экономическом развитии направления.

В сложившейся ситуации эксперты настоятельно советуют участникам ВЭД для отстаивания своих законных прав и интересов обращаться в суд.

Надо сказать, что в истории с приказом ФТС России от 18.03.2019 № 444 (Далее – Приказ №444) только упорство владельцев СВХ, представителей ВЭД и судебное решение Арбитражного Суда Московской области заставили высшие таможенные чины обратить внимание на неточности и неясности в его формулировках и отправить документ на доработку.

Как уже ранее сообщалось, Арбитражный Суд Московской области встал на строну владельцев СВХ и признал, что Приказ №444 содержит много неясностей и противоречий, в том числе им «не урегулирован порядок заполнения отчетности владельцем СВХ …» применительно к ряду особенностей в деле заявителя.

В свою очередь Верховный Суд РФ, выслушав представителей сторон, нашел административное исковое заявление владельца СВХ о признании недействующими некоторых норм Приказа № 444 «подлежащим частичному удовлетворению…».

Несмотря на подробное объяснение (подкрепленное законодательной базой) представителей СВХ о том, что он не работает с товарами, а имеет дело только с грузами, Суд не принял во внимание приведенные аргументы. Суд, похоже, не принял во внимание толкование заявителем норм ВЗК РФ, которые четко регламентируют авиаперевозку именно груза, а никак не товаров. И поверил представителям таможни, утверждавшим обратное.

Также вызывает удивление, что Суд не обратил абсолютно никакого внимания на тот факт, что в Главе XV ВЗК РФ «Воздушные перевозки» законодатель говорит исключительно о пассажирах и грузе. Не обязательно даже глубоко копаться в дебрях Воздушного кодекса, достаточно более подробно ознакомиться с его оглавлением (ст. 103, 107, 109-113).

Так, в ст. 103 «Договор воздушной перевозки пассажира. Договор воздушной перевозки груза. Договор воздушной перевозки почты»; ст. 109 «Срок доставки груза»; ст. 110 «Изменение договора воздушной перевозки груза» и т.д. упоминается именно «груз», а не «товар».

Но последнее слово в вопросах несоответствия Приказа №444 российскому и международному законодательству еще не поставлено, и работа в этом направлении продолжается. Также все участники ВЭД и владельцы СВХ с волнением ожидают новой редакции нашумевшего документа.

По последней информации Главное управление организации таможенного оформления и таможенного контроля уже подготовило новую редакцию документа взамен ныне действующего Приказа №444. Только вот ознакомиться с его содержанием заранее тем, чья стабильная работа зависит от этого документа, пока возможности не предоставили. Подождать надо, пока новая редакция пройдет все внутриведомственные проверки и согласования. Далее он непременно должен быть согласован в Минфине. И только после того, как высокие умы подтвердят его соответствие Закону, документ может быть официально опубликован. Только вот существует риск, что при внесении правок законодатели могли опять упустить особенности производственных процессов. А для пересмотра уже новой редакции придётся опять бороться, тратить силы и время еще не известно сколько лет. И как много за это время будет впустую потрачено времени и денег участниками ВЭД?!

Разве не разумнее было бы еще на стадии согласования документа обсудить и учесть замечания и вносимые правки в рабочей группе, в которую входили бы участники бизнес-сообществ и другие представители отраслей, деятельность которых этот документ регламентирует?

Но по мнению законодателей, все не так просто, и время для обнародования нового Приказа еще не настало. Интригу сохраняют.

Не имея возможности самостоятельно понять, как же быть с подачей отчетности в соответствии с хоть и отправленным на доработку Приказом №444, но до сих пор применяемом в действующей редакции, владельцы СВХ неоднократно делали запросы в таможенную службу. И надо сказать, ответы иногда превосходили все ожидания. Кто-то советовал «договариваться с грузоотправителем» о предоставлении информации. И в этом случае надо быть мастером переговоров. Дело в том, что в соответствии с российским и международным законодательством, регламентирующим воздушные грузоперевозки, обязанность по предоставлению полной информации о грузе на законодательном уровне не закреплена. А следовательно, принятие решения о раскрытии коммерческой информации полностью зависит от доброй воли отправителя. Вот только ответственность за ее непредоставление, по мнению таможни, полностью лежит на владельцах СВХ.

В другом ответе на запрос представители склада временного хранения с удивлением обнаружили инновационное новаторское предложение таможни – производить досмотр груза сотрудниками склада после его выпуска. И это при том, что у СВХ полностью отсутствует право вскрывать грузовое место и копаться в нем. Причем запрет черным по белому прописан непосредственно в Приложениях (в списке лиц, имеющих право производить какие-либо действия с товаром, отсутствует СВХ) к Приказу №444 и в п. 1 ст. 327 ТК ЕАЭС, следование которым с таким трепетом требуют блюстители таможенного порядка. А уж, когда груз выпущен, и больше грузополучателей ничего на терминале не держит, осуществить по доброй воле подобное желание таможенников будет не так-то просто. Можно даже сказать – практически невозможно!

Теперь на очередь пришел эксперимент. Захотелось контролерам дистанционно проводить таможенный осмотр и таможенное наблюдение, не покидая рабочих мест. А для этого надо всего-навсего обязать подневольные СВХ (начинаем загибать пальцы):

1) обеспечить таможенников возможностью разложить всю партию товара по наименованиям и артикулам. Только вот информация о том, кто будет раскладывать этот самый товар: сотрудник склада, не имеющий на это законного права, декларант или представитель таможенного органа, пока отсутствует. Причем, если одновременно проводится контрольные действия в отношении нескольких партий, необходимо будет их еще и разделить;

2) оторвать от своих прямых обязанностей часть персонала. Должен же кто-то (не имея для этого никакого законного права) раскрывать грузовые места, разбирать коробки и демонстрировать их содержимое представителям таможни;

(Правда, за незаконные действия с чужим грузом можно потом и ответить перед грузополучателем или грузоотправителем, но таможня, видимо, не задумалась об этом. Да и ответственность нести придется складу, а не таможенной службе. А значит и причин для переживаний нет.)

3) предоставить соответствующее место – «досмотровый» стол для проведения вышеназванных операций, который будет со всех сторон обвешан камерами. Размеры его и количество камер, как положено, – на усмотрение таможенников.

Резюмируя вышесказанное, процесс осмотра/наблюдения, видимо, будет выглядеть примерно так: в разгар рабочего дня часть персонала СВХ будет оторвана от своих прямых обязанностей и задействована в выполнении новых, слабо регламентированных «пожеланий» таможни. Также под выполнение данной задачи будут выделены дополнительные (к уже ранее предоставленным в соответствии с требованиями) площади. Таможенники будут преспокойно сидеть на своих рабочих местах и с интересом рассматривать, чем в данное время машет перед ними работник склада, пытаясь угадать тот или иной артикул товарной партии.

Тут, правда, один парадокс возникает. Я, конечно, не эксперт в области процедур таможенного контроля. Но вышеописанные действия скорее на досмотр смахивают, а никак не на осмотр партий товара. Хотя процедуры эти в названии всего на одну букву отличаются, по факту имеют гораздо больше различий. Дело в том, что для проведения досмотра таможеннику надо целый ряд действий произвести и документы соответствующие оформить. Только после этого у него появляется право расформировать грузовое место и влезть внутрь коробки, потрогать и пощупать ее содержимое, и даже обнюхать на предмет контрабанды. Если же в ходе всех этих действий ничего запрещенного обнаружено не будет, то тут и по шапке схлопотать можно. Как ни крути, а государство заинтересованно в стабильном развитии бизнеса. Поэтому и старается на законодательном уровне его как-то обезопасить от лишнего таможенного гнета.

В предложенном же в добровольно-принудительном порядке дистанционном варианте осмотра/наблюдения с таможенников ответственность за незаконное вскрытие грузовых мест снимается – СВХ в ответе за все. А мы – добросовестные представители таможенного органа – сидим и тихо наблюдаем со стороны за всем этим спектаклем с грузом – просто осматриваем товары из раскрытых коробок. Нас и на месте даже нет. Дистанционно работаем.

Ну а если в ходе эксперимента обнаружится какой-то товар запрещенный, так это, конечно, наша заслуга. И тут уж как положено досмотр оформим, и статистику повысим, и перед руководством своей прозорливостью похвастаемся. В гениальности ребятам не откажешь…

Также возникает вопрос, какие дополнительные требования предъявят таможенники, если их цифровизация опять окажется не на высоте, как это частенько бывает при принятии отчетов, и их «высокотехнологичные» рабочие места подведут в самый ответственный момент? И как быть, если что-то опять пойдет не так, а удаленное подключение отключится в самый ответственный момент, когда работник склада будет бегать вокруг стола и помахивать перед камерами содержимым чьей-то посылки (например, комплектом нижнего белья – зрелище, конечно не для слабонервных), а таможенник говорить, с какой стороны лучше размахивать, чтобы картинка была четче? Еще раз повторять весь процесс?

Так как требования «новаторской» идеи о дистанционном таможенном осмотре/наблюдении никаким законом не регулируются, то и меняться они могут в зависимости от настроения таможенника. Отсутствие четких регламентов, порядка проведения дистанционного контроля или ссылки на официально принятое и закрепленное на бумаге решение Федеральной таможенной службы РФ не только не дает понимания владельцам СВХ о том, как будет распределяться ответственность, какие дополнительные расходы (оплата труда привлеченного персонала, материально-технического оснащения и т.д.) придется понести, и каким образом, а главное, кем они будут компенсироваться, ну и предоставляет слишком широкие возможности представителям таможенного органа. Очень уж не хотелось бы, чтобы дополнительные затраты опять отразились на конечной стоимости товара, а следовательно, кошельке законопослушных налогоплательщиков, за счет которых контролеры таможенного органа получают свои зарплаты.

Ну а пока ясность и определенность относительно вышеназванных вопросов отсутствует, таможенники могут, видимо, придумывать что угодно. Владельцы СВХ – в данном случае подневольные. А потому все требования выполнять должны. Легко представить – не хотите выполнять, так у нас уже и Протокол заготовленный имеется: не выполнили наше пожелание – Вам письмо, а в конвертике Протокол. С бумагой у таможни перебоев не встречали. Это Вам не документы в электронном виде принимать. Да и сбои на стороне таможни не так часто бывают – ну разве что 1-2 раза в неделю могут быть при отправлении таможней Уведомлений о выпуске товара, без которого забрать груз со склада, увы, не получится. Так и это не беда. Ну что мешает грузополучателю лишний раз в таможенный отдел документы на бумаге довезти и заветный штамп о выпуске на бумажной авианакладной получить в век высоких технологий и цифровизации всех отраслей экономики? Это же таможня, по словам ее руководителя Руслана Давыдова, разучилась «работать на бумаге». А другим представителям внешнеэкономической деятельности такого права ПОКА никто не давал…

Надо сказать, что беспокойство за цифровую оснащенность таможенной службы при проведении «экспериментов» появилось у участников ВЭД и владельцев СВХ не на пустом месте. Года четыре назад одно из таких новаторских решений уже привело к большим проблемам при подаче электронной отчетности. А дело было так. Захотели сотрудники таможни получать более развернутый отчет по экспресс-перевозкам. И вместо одной строчки с наименованием и весом товарной партии расписывать ее на несколько, а то и более тысячи строчек. Вот только системы таможенной службы оказались не готовы к столь «Большим данным». Стали тогда экспериментаторы просить разбивать эти отчеты на несколько (не превышающих определенный объем) файлов. Но из-за увеличения количества файлов системы также начали выдавать ошибки. Замкнутый круг какой-то получился. И даже несмотря на то, что «одними из приоритетных задач Федеральной таможенной службы РФ являются цифровизация и автоматизация таможенных процедур», проблему эту вот уже более четырех лет решить на стороне таможни никак не могут. Тут бы, конечно, перед тем, как столь масштабный проект затевать, все хорошенько продумать, просчитать, проанализировать. Взвесить все «ЗА» и «ПРОТИВ». Оценить технологическую оснащенность таможенной службы и расходы на ее модернизацию. Но у таможенников, видимо, свои принципы работы: «главное ввязаться, а там…». Все равно в итоге, если что-то пойдет не по плану, вся ответственность ляжет на плечи участников ВЭД. Все лишние расходы отразятся на конечной стоимости товара, а соответственно, на потребителях. Ну а в случае победы все лавры кому припишут? Правильно – тем, кто ничего не боится, ни за что не отвечает, а посему с легкостью ввязывается в новые, слабо проработанные ЭКСПЕРИМЕНТЫ в столь сложное для нашей страны время.

25.04.2024

Материалы по теме

Какое новое испытание подготовила таможенная служба для участников ВЭД?