Почему общество недооценивает преступление Дмитрия и Алексея Ананьевых

4550
0
45500
Источник: Версия

Дело московского полковника Дмитрия Захарченко, у которого нашли 8,5 миллиардов рублей наличными, а также 13 квартир, записанных на разных членов семьи, разозлило российских граждан. Невероятные денежные суммы, хранившиеся в квартирах «оборотня в погонах», навевали самые мрачные представления о глубинном коррупционном государстве. Между тем масштабы обогащения Захарченко меркнут по сравнению с историей банкиров Дмитрия и Алексея Ананьевых, нанесших куда больше вреда стране.

В марте было вынесено и вступило в законную силу первое судебное решение о взыскании денег с Дмитрия Ананьева и его жены Людмилы Ананьевой в пользу банка ПСБ (бывшего Промсвязьбанка). Юристы банка доказали, что их бывший топ-менеджер, взяв в собственном банке кредит под 8,5% годовых и тут же положив эти средства на депозит своей жены уже под 12,9%, дал ей возможность получить свыше 17 млн руб., которые Мосгорсуд и распорядился с нее взыскать.

С сентября по декабрь 2017 года по вкладу были выплачены проценты в размере 50 млн руб., тогда как по кредиту выплачено 33 млн руб. Таким образом, ущерб банка от реализации этой схемы четой Ананьевых за три месяца составил 17 млн руб. Эту сумму в пользу банка теперь должны взыскать с Людмилы Ананьевой судебные приставы.

Впрочем, эти 17 млн руб. – слезы по сравнению с другими судебными решениями против Ананьева, где счет идет на миллиарды. Дмитрий Ананьев оказался неспособным исполнить обязательства перед зерновой компанией «Настюша», оцениваемые в 2,9 млрд руб., после чего был признан банкротом.

Однако 2,9 млрд руб. – далеко не вершина долгов Ананьева. В России и за рубежом с Дмитрием Ананьевым и ПСБ ведется тяжба примерно по 25 эпизодам, связанным с выдачей кредитов техническим компаниям, приобретением неликвидных ценных бумаг, продажей недвижимого имущества банка по заниженной цене и прочим, включая главный иск на сумму около 280 млрд руб.

У Дмитрия Ананьева арестовали средства на счетах в Промсвязьбанке и «Возрождении», долю в компании «ПСБ-Менеджмент», земельные участки, квартиры, автомобили и самолет Bombardier Challenger 650, стоимость которого на рынке оценивается в 1,5 млн долларов. Аналогичный самолет был арестован и у Алексея Ананьева, брата Дмитрия.

При этом известно, что супруги Ананьевы проживают сейчас на Кипре, а Басманный суд Москвы вынес решение об их аресте. В прошлом году окружной суд Лимасола по заявлению банка непрофильных активов «Траст» вынес приказ об аресте активов по всему миру братьев Дмитрия и Алексея Ананьевых, а также их жен Людмилы и Дарьи Ананьевых на сумму до 267 млн евро.

267 млн евро – сумма космическая даже для наиболее одиозных случаев коррупции в России. Мошеннические сбережения полковника Захарченко оцениваются в сумму около 100 млн евро. Ананьевы украли кратно больше.

Почему дело основателей Промсвязьбанка не вызывает должный шум в СМИ? Во-первых, предельно негативные оценки Захарченко связаны с тем, что кэш хранило лицо, призванное защищать порядок – более того, целый начальник одного из структурных подразделений Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России. Во-вторых, возмущение вызывает то, что происходящее – это, очевидно, лишь элемент большого криминального спрута.

Дело Ананьевых не является столь резонансными, поскольку на виду находится претензии к братьям от коммерческих структур, а не от государства, поэтому не все воспринимают выведенные в офшоры средства как «народные». Это напрасно, ведь деньги, присвоенные Ананьевыми – это средства вкладчиков, физических и юридических лиц. Выводя деньги из собственного банка по криминальным схемам, коррупционеры лишают вкладчиков своих средств. Банкротство банка – прямой удар по людям, когда под угрозой находятся их денежные средства. Государство, принимая на себя функции санации, расплачивается за недобросовестные схемы банкиров, что не отменяет факт хищения денег ради собственных нужд.

Характерно, что в «досудебной» жизни Ананьевы имели репутацию православных меценатов. Братья помогали Псково-Печерскому монастырю, они входят в попечительский совет по поддержке Центральной клинической больницы святителя Алексия, митрополита Московского. Ананьевы также участвовали в восстановлении Валаамского монастыря, Троице-Сергиевой лавры и делали прочие добрые дела, что вызывало умилению у людей, не способных подсчитать истинные объемы капиталов, выводимых из страны этими усердного крестящимися жуликами.

Одно из увлечений братьев Ананьевых – живопись, оно появилось задолго до возникновения катастрофических проблем с законом. В 2019 году следователи попытались изъять часть картин, которые раньше выставлялись в музее Института русского реалистического искусства (ИРРИ), принадлежавшего Ананьевым. Однако часть полотен, написанных Георгием Нисским, Исааком Бродским, Александром Дейнека, Александром Герасимовым, удалось обнаружить на территории склада в Смоленской области. Сообщается, что следователи смогли обнаружить около 200 картин, в то время как в коллекции братьев более 6 тыс. работ. Видимо, остальные будут долго искать.

История становления «православных бизнесменов» весьма интересна. Их главное детище – Промсвязьбанк, был основан в 1995 году. Период с 2010 года по 2015 год в истории ПСБ отмечен присоединением и поглощением ряда других банковских структур – Волгопромбанка, Первобанка. В этот же период, в 2014 году, ПСБ стал одним из трех банков, которые ЦБ РФ признал системно значимыми. Банковский бизнес Ананьевых шел успешно, однако в 2017 году не справился с большим объемом проблемных кредитов, набранных командой Ананьевых, аппетиты которых росли, несмотря на то, что их банк стабильно входил в двадцатку крупнейших.

В декабре 2017 года Центробанк решил санировать Промсвязьбанк. В кредитной организации была введена временная администрация ЦБ. Структуры братьев Ананьевых потеряли контроль над Промсвязьбанком, после чего банк через некоторое время был национализирован. ЦБ сообщил, что после введения временной администрации кредитные досье корпоративных заемщиков на общую сумму более 109 млрд руб. были уничтожены либо пропали. Сейчас Промсвязьбанк возглавляет Петр Фрадков, сын экс-премьера Михаила Фрадкова. В 2017 году ЦБ оценил необходимость докапитализации ПСБ в 100-200 млрд рублей, чтоб погасить ущерб, нанесенный вволю поураганившими хозяевами этой кредитной организации. В 2019 году государством была озвучена другая сумма докапитализации, необходимая ПСБ – 50 млрд руб., которые должны поступить на счета банка за три года. Кредитная организация под руководством Фрадкова-младшего нарастила свои показатели – за два года работы после завершения санации (с 2018 по 2020 гг.) объем бизнеса ПСБ вырос двукратно – до 2,5 трлн руб.

«Православные бизнесмены», получив удар от Центробанка в конце 2017 года, отнюдь не сидели сложа руки. За два месяца до санации Алексей Ананьев заключил с женой брачный договор, по которому переписал на жену почти все свои активы: десятки земельных участков, пять тысяч картин и акции кипрских компаний. Схожую схему реализовал и Дмитрий Ананьев. Он переписал на супругу перед санацией банка свой строительный бизнес, девелопера «Группа ПСН». Чуть позже половина компании была продана юридическим лицам, расположенным в офшорных зонах.

На данный момент за рубежом происходят аресты офшоров Ананьевых, однако пока им удается избежать выдачи российским властям. Вкладывают ли братья Ананьевы украденные средства в православные святыни Кипра, можно только догадываться.

30.03.2021

Материалы по теме

Почему общество недооценивает преступление Дмитрия и Алексея Ананьевых