Как долги чиновничьих «прокладок» по ОМС загнали больницы в финансовую яму, и что теперь делать онкобольным

4510
0
45100
Источник: Версия

Петербургские больницы и поликлиники недополучили за прошлый год по системе ОМС 4 миллиарда рублей. По другим данным – еще больше. На конец марта ситуация не разрешилась, а запуталась: ответ на вопрос — «что делать», видимо, находится в зависимости от решения «кто виноват». Между тем в медучреждениях резко сократилось количество квотных операций, а они экстренные — проводятся при тяжелых, даже смертельных болезнях.

В конце прошлого года РБК писал: «Депутат Госдумы от «Единой России» Михаил Романов обратился к вице-премьеру Татьяне Голиковой с просьбой спасти больницы и поликлиники Санкт-Петербурга от угрозы закрытия и вмешаться в ситуацию с недостатком средств в системе обязательного медицинского страхования (ОМС) города. Объем неоплаченной помощи по системе ОМС в Петербурге превысил 4 млрд руб., сказано в запросе парламентария на имя Голиковой. В нем Михаил Романов обратил внимание вице-премьера на то, что с сентября 2023 года многие медицинские учреждения города вынуждены экономить на плановых операциях: число их постепенно сокращается, а для тех, которые врачи все же проводят, материалы и препараты пациенты вынуждены приобретать за свой счет».

Информацию Романова подтвердили корреспонденту «Нашей версии» два главврача петербургских больниц, люди они подневольные, больше чиновники по необходимости, чем врачи, потому анонимно: «Давайте начнем с объективных причин сложившейся критической ситуации. Конечно, повлиял ковид: в 2022 году на медицину по всей стране, и в Петербурге, были выделены дополнительные финансовые средства, они были перераспределены из других строчек медицинского бюджета, а потому теперь не хватает на те же квотированные операции, да и на многое другое, на самом деле. Не хватает порой мелочей, но важных – йодных препаратов, разных недефицитных отечественных таблеток, бинтов, бахил, перчаток, масок, да перечислять можно долго. Вроде бы вещи не первой важности, но дефицит накопился уже критический».

Тут прервем мнения главврачей на отрывок из статьи «Фонтанки», который многое проясняет в этом вопросе: «В октябре 2023 года клиники попытались сокращать число плановых госпитализаций, чтобы «растянуть» отведенные на них средства до конца года, но ничего не получилось. По жалобам пациентов к ним приходили с проверками комиссии из территориального фонда ОМС, отказов не обнаруживали. Но после таких проверок стало понятно: назначение операции пациенту на следующий год чревато для стационаров жалобами, новыми проверками и санкциями. А пациенты идут непрекращающимся потоком — зря что ли они откладывали лечение в период пандемии. «В этом году мы все время перевыполняем план, а нас предупредили, что больше мы ни копейки не получим. Но плановое задание у нас закончится через три дня. В декабре мы будем работать, но платить нам уже не будут», — рассказали в одной из городских клиник. Дефицит в больничных аптеках достиг 50 процентов — лекарства и расходники закупали-то по плану. У кого-то не хватает даже стентов для кардио-сосудистых операций, у кого-то протезных конструкций для эндопротезирования».

Этот гнев души прозвучал в прошлом декабре, но ситуация не изменилась. Только ухудшилась.

Теперь субъективные причины от главврачей в разговоре с корреспондентом «Нашей версии»: «Нет корректного и профессионального взаимодействия с территориальными фондами ОМС (ТФОМС). На те же квотные операции, жизненно необходимые десяткам тысяч петербуржцев, средства выделяются поквартально и зачастую просто запаздывают по конкретному человеку. Поэтому больницы, их руководители, стараются на свой страх и риск «растягивать» средства, по медицинским показателям определяя, грубо говоря, кому нужнее операционное вмешательство в первую очередь. Звучит страшно, но это так. Проблема в системе распределение средств на плановые операции, ТФОМСы, на наш взгляд – лишнее бюрократическое звено с непонятными задачами. Это какая-то не нужная «прокладка», уж извините, никакой практической логики в существовании таких фондов. Куда логичнее, если бы квоты формировали сами главврачи больниц, потому что им, грубо говоря, виднее. Они же работают с пациентами, это же естественно и понятно. Сейчас же из-за долгов по ОМС вообще могут закрыться одна или две петербургские больницы, коих в городе и так не хватает. Здесь проблема федерального масштаба, нужно срочно вмешаться Татьяне Голиковой, отвечающей в правительстве за социальную политику».

А что думают официальные лица? Председатель комитета финансов администрации Санкт-Петербурга Светлана Енилина говорит: «Выделенных на 2023 год средств недостаточно, поэтому дополнительные средства в размере более 3 млрд руб. необходимы на приобретение материальных запасов (лекарственные препараты, медицинский инструментарий, питание пациентов и т.п.), для медицинской помощи, предоставляемой в условиях круглосуточного стационара по профилю «онкология», на уплату налога на имущество и земельного налога в 2023 году за IV квартал 2022 года».

Председатель комитета по здравоохранению Дмитрий Лисовец назвал, можно сказать, позитивную причину недостатка средств, простите за абсурдность такой терминологии: «В 2023 году существенно возросла мощность системы здравоохранения Санкт-Петербурга: введены новые офисы врачей общей практики, новые поликлинические отделения для детского и взрослого населения, а это привело к увеличению числа работников в медицинских организациях Санкт-Петербурга, к росту затрат на содержание зданий, насыщенных дорогостоящим технологическим и медицинским оборудованием, а также к увеличению объемов медицинской помощи. В 2023 году ситуация с дефицитом средств в системе ОМС на оказание медицинской помощи с применением ГИБП (генно-инженерные биологические препараты) и иммунобиологических препаратов связана с переходом отдельных видов медицинской помощи из раздела высокотехнологичной медицинской помощи в специализированную медицинскую помощь, что не было учтено при расчете и формировании территориальной программы. В связи с тем, что с 1.01.2022 отменены льготы на оплату земельного налога, у многих учреждений возникли долги за прошлые годы».

Корреспондент привел эту цитату одному из главврачей, он горько пошутил: «Из этого заявления я так понял, что все у нас в городе с медициной временно плохо, потому что в целом она становится все лучше и лучше. Но здесь важный момент из цитаты чиновника – все улучшения «…не были учтены при расчете и формировании территориальной программы». Соответственно, господин Лисовец фактически признается, что с главой нашего ТФОМС Константином Звоником банально не смогли рассчитать расходы по, теперь уже можно сказать, необязательному медицинскому страхованию, на прошлый год. И на этот ведь тоже».

Вот и обозначились чиновники, у которых, как говорится про тотальную ошибку, «есть имя и фамилия». Таково мнение врачей.

Более того, «Фонтанка» пишет: «По данным из нескольких заслуживающих доверия источников, накопленный за год (2022-2023, не календарный, по количеству месяцев) недостаток денег для лечения петербуржцев на середину ноября прошлого года составил почти 11 млрд рублей».

Однако эта информация еще требует уточнения, настолько большая сумма, что даже на первый взгляд не верится. А если правда? Скоро все выяснится. Насколько известно, ситуацией вокруг питерского «необязательного» обязательного медицинского страхования живо заинтересовался Следственный комитет РФ, работает невское управление. Один из оперативников экономической полиции Петербурга, которая ведет проверки в рамках оперативного сопровождения для СК в этом деле, рассказал «Нашей версии», что главврачи также будут серьезно подвергнуты рентгену, говоря медицинским языком: «Медицинская сфера весьма закрытая, для проверяющих требует специальных знаний, экспертизы. Тут с кондачка не разберешься, требуются различные исследования, а только потом полный анализ, дальше выводы. Надо изучить не только профильные медицинские документы, но и бухгалтерские. Больничные учреждения – вещь в себе, а потому выяснения всех обстоятельств всегда затягивается. Порой имеет место быть круговая порука. С этим мы уже сталкивались, когда в Питере расследовали дело онкологов».

Между тем в 2024 году в Санкт-Петербурге высокотехнологическая медицинская помощь (так называются квотированные операции официально) должна быть оказана по шестидесяти позициям, к примеру: абдоминальная хирургия (лечение органов брюшной полости); детская хирургия в период новорожденности; онкология; торакальная хирургия (хирургия органов грудной клетки); трансплантация органов и тканей, и пр.

Успеют ли врачи в условиях такой финансовой ямы спасти людей? Дай бог.

28.03.2024

Материалы по теме

Как долги чиновничьих «прокладок» по ОМС загнали больницы в финансовую яму, и что теперь делать онкобольным