Босов получит от Путина путевку на БАМ?

3987
0
39870
Источник: The Moscow Post

Миллиардер Дмитрий Босов попросил у президента приоритетный доступ к Траснссибирской и Байкало-Амурским магистралям, — сообщает The Moscow Post .

Взамен приоритета на перевозку 50 млн. тонн грузов в год бенефициар «Востокугля» и «Сибантрацита» обещал за 5 лет построить второй Северомуйский тоннель.

Но после ареста экс-министра Михаила Абызова Дмитрий Босов может поехать строить железные дороги в непривычном для себя качестве. Ведь объектом изучения профильных структур, очевидно, станут и некоторые подробности приобретения и эксплуатации разрезов «Восточный» и «Кийзасский».

Абызов и «приоритетный доступ»?

ООО «Разрез Кийзасский» было зарегистрировано в городе Мыски (Кемеровская область) в конце 2011 года. А уже весной 2012 года компания смогла получить лицензию на разведку и добычу на участке Урегольский (Кемеровская область, Урегольское каменноугольное месторождение).

Судя по всему, Босов (ООО «Разрез Кийзасский» находилось и находится контролем связанных с ним компаний) получил право на добычу угля в несколько «форсированном» режиме.

Настолько форсированном, что компания стала единственным участником конкурса. Заявки от шахтоуправления «Урегольское» и ОАО «Угольная компания «Южный Кузбасс» были признаны не соответствующими условиям конкурса, причем по достаточно сомнительному поводу.

Лицензии Босову выдавались в спешке и с нарушением требуемых процедур?

В частности, «Южный Кузбасс», якобы, не смог доказать наличия у него денежных средств. Что выглядит более чем сомнительно, учитывая то, что разовый платеж за пользование недрами составлял всего 287 млн. рублей, а ОАО «Угольная компания «Южный Кузбасс» входит в ГК «Мечел».

Представители «Южного Кузбасса» (ГК) даже подавали жалобу на действия конкурсной комиссии в ФАС. В ФАС с их доводами согласились, но участок все равно отошел Босову и компании, которые смогут эксплуатировать его аж до 2032 года.

Как правило, такая избирательность в выборе участников тендера может свидетельствовать о желании передать актив конкретному человеку, понимающему, как и зачем этот актив передается.

Абызов и Босов с самого начала планировали использовать офшорные компании Босова для вывода средств?

В 2012 году Роснедрами руководил Анатолий Ледовских. Он ушел с должности в конце 2012 года. Официально — ушел на пенсию. Что не помешало ему устроиться в совет директором «Трансмашхолдинга» Андрея Бокарева и Искандера Махмудова. Не исключено, что своеобразным «дембельским аккордом» для Ледовских стала именно передача месторождений офшорным компаниям Босова.

А должность в совете директоров «Трансмашхолдинга» могла стать для него своего рода наградой. На первый взгляд, награждать-то вроде как не за что, у Бокарева и Махмудова есть вполне конкретные интересы в угольном бизнесе.

Но если учесть, что Михаил Абызов долгое время руководил УК «Кузбассразрезуголь», все встает на свои места. Амбициозному Абызову вполне могли приглянуться офшорные компании Дмитрия Босова, и он, наверняка, мог «замолвить словечко» за Ледовских.

Насколько честно ЗАО «Сибирский Антрацит» получало выгодные лицензии на добычу полезных ископаемых?

Впрочем, за человека, который руководил Роснедрами 8 лет подряд и контролировал сотни выгоднейших тендеров лицензий на разработку полезных ископаемых, и просить-то особо не надо. Просто намекнуть, что уважаемого пенсионера неплохо бы трудоустроить.

Если учесть, что до Восточного участка Колыванского месторождения (Новосибирская область) ЗАО «Сибирский Антрацит» дотянулось в 2009 году, можно предположить, что Абызов и Босов уже тогда имели далеко идущие планы. Которые вполне могли быть реализованы при помощи ушедшего на пенсию в 2012 году Ледовского.

Одновременно с этим, в 2012 году Абызов становится министром без портфеля. В самом деле, зачем ему нужен портфель, если рядом с ним находится Босов с полной сумкой офшоров?

ООО «Разрез Восточный» является плодом союза Босова и Абызова?

Не исключено, что еще одну лицензию на Восточный участок Колыванского месторождения ООО «Разрез Восточный» Босова без проблем получило в 2015 году именно благодаря Абызову.

Ведь на тот момент результаты деятельности Босова в Кемеровской и Новосибирской областях уже были, что говорится, налицо. Компании Босова в рекордные сроки нарастили добычу угля.

Даже по официальной статистике «Разрез Кийзасский» к концу 2018 года, то есть, менее чем за 4 года работы с начала запуска сумел добыть 30 млн. тонн угля. А ООО «Разрез Восточный» планирует добывать к 2020 году уже около 10 млн. тонн в год.

«Разрез Кийзасский» обустраивался буквально на головах живущих поблизости людей?

Разумеется, этот «размах» достигается в том числе и за счет здоровья жителей Новосибирской и Кемеровской областей. Уже в 2014 году прокуратура выявила многочисленные нарушения на предприятиях, связанных с «Разрезом Кийзасский».

Речь идет о нарушении санитарно-эпидемиологических норм, нарушении административных норм при строительстве, нарушениях градостроительного кодекса. Поневоле может создаться впечатление, что строили максимально быстро, не особенно-то оглядываясь на российские нормы.

Второе счастье Босова?

Какие такие российские нормы? Босов ведь «угольный магнат международного уровня», он имеет бизнес проекты в Киргизии, Индонезии и даже в США, якобы, занимается выращиванием марихуаны. Только его индонезийский проект совместно с компанией Blackspace оценивается в 1 млрд. долларов.

Очевидно, что в значительной своей части иностранные инвестиции Босова оплачиваются за счет нещадной эксплуатации российских угольных месторождений, причем эксплуатации, которая временами может напоминать, хищническую и противозаконную.

Не говоря уж о том, что прибыль от угольных активов Босова, доставшихся ему весьма спорным путем, оседает в офшорах. При этом, он не стесняется выпрашивать очередные преференции у президента. Хорошо устроился, но надолго ли?

05.04.2019

Материалы по теме

Босов получит от Путина путевку на БАМ?