Михаил Фридман может слить Альфа-Банк с ВТБ, Х5 с Магнитом и Вымпелком с Теле2, и уйти из России

6649
0
66490
Источник: Версия

Одним из принципов основателя «Альфа-Групп» Михаила Фридмана – если верить интервью его ближайших соратников – всегда была готовность забрать и без лишних сантиментов продать любой бизнес — если это выгодно. Тот факт что в руках у него задержались такие активы, как «Альфа-Банк», «Вымпелком» или продуктовый ритейлер Х5, означает лишь то, что их все эти годы их было выгоднее держать.

Российский бизнес Михаила Фридмана все эти годы вовсе не деградировал. В частности, продажи X5 Retail Group за последние пять лет выросли больше, чем выручка Amazon и Nike, свидетельствует новый рейтинг крупнейших розничных продавцов мира от Deloitte. Это позитивно отразится на рыночной оценке Х5. При всём при этом говорят, что предварительная подготовка к продаже активов Фридмана в РФ может идти уже несколько лет. Альфа-Банк с 2018 года возглавляет Владимир Верхошинский, якобы прикомандированный туда от ВТБ для проведения дю-дилидженс. Когда же ВТБ приобрел основного конкурента Х5 – сеть «Магнит», ее возглавила Ольга Наумова, экс-гендиректор сети «Пятерочка». Что касается судьбы «Вымпелкома», то еще в 2016 году «предварительно» обсуждалась возможность его объединения с Теле2. Накануне стало известно, что нынешний гендиректор «Вымпелкома» Василь Лацанич оставит свою должность досрочно, и одна из причин (по версии Ъ) – как раз в том, что при нем так и не состоялась одна из ключевых сделок по слиянию с конкурентами, важных для акционеров.

Времена меняются, а вместе с ними меняются и приоритеты. Сегодня Михаил Фридман налоговый резидент Великобритании и признан самым богатым жителем Лондона. А 13,86 млрд долларов, полученные в 2013 году от продажи доли ТНК-ВР, осели в люксембургском LetterOne (L1) и все эти годы тратились за пределами РФ.

Например, за 5,1 млрд. долларов в 2015 году было куплено добывающее подразделение немецкой нефтегазовой компании RWE Dea. В 2016 году LetterOne потратил на покупки еще 5 млрд долларов, приобретя британскую сеть магазинов здорового питания Holland & Barrett, американскую медицинскую компанию Parexel, одного из лидеров хлебопекарной промышленности США BakeMark и многое другое. В 2017 году структуры Фридмана вошли в число акционеров испанской сети супермаркетов Día, а в настоящее время пытаются установить над этой сетью полный контроль.

Впрочем, зарубежная экспансия Фридмана сотоварищи не всегда проходит гладко. В той же Испании LetterOne несколько лет активно интересовался активами телекоммуникационного холдинга Zed+, — что в итоге закончилось уголовным преследованием менеджмента и вызовом самого Фридмана на допрос. Если верить публикациям СМИ, испанские прокуроры обвиняли его в рейдерских атаках, манипулировании рынком, мошеннической деятельности, коррупции в бизнесе и злоупотреблении активами в отношении обеих испанских компаний – и Zed, и Dia.

Фридман обвинялся испанцами в том, что он руководил «серией акций, которые привели к неплатежеспособности испанской компании Zed Worldwide SA … для того, чтобы купить ее по смехотворно низкой цене, намного ниже рыночной», —  говорится в судебном документе. В октябре 2019 года Михаил Фридман предстал перед судом в Мадриде в рамках дела Zed, где отрицал все выдвинутые против него обвинения. Прокурор, однако, настаивал на сохранении статуса обвиняемого в его отношении.

Схожая ситуация сложилась с Dia, разорившейся испанской сети супермаркетов, купленной Михаилом Фридманом в мае в результате поглощения. Агентство Reuters пишет, что Высокий суд Испании расследует обвинения в том, что российский магнат якобы намеренно сбил цену акций Dia, пытаясь получить контроль над сетью супермаркетов, — гласит судебный документ, находящийся в распоряжении Reuters. Обвинения указывают на то, что Фридман, возможно, манипулировал ценами, участвовал в инсайдерской торговле и наносил ущерб интересам миноритарных акционеров.

Хотя со скупкой зарубежных активов не всё и не всегда идёт гладко, тенденция, что называется, говорит сама за себя. Менее чем за 10 лет доля зарубежных активов Фридмана выросла в несколько раз, а российские при желании могут быть реализованы достаточно быстро и по хорошей цене.

Неясной остается судьба одного из самых легендарных подразделений Альфы –группы А1 (экс «Альфа-Эко»), специализирующейся на корпоративных войнах и акционерных конфликтах. С 1992 года ей руководит Александр Файн, которому в этом году исполнится 84 года. В свое время это направление деятельности немало поспособствовало строительству бизнес-империи Фридмана сотоварищи, что и сформировало за ними репутацию весьма жестких игроков (в терминологии оппонентов – дельцов, которых не раз и не два обвиняли в бравировании административным, силовым и судебным ресурсом и с которыми поэтому лучше не связываться — проще уступить или даже откупиться).

В лихие 90-е Альфа-Эко воевало за активы в черной и цветной металлургии, нефтянке, телекоме, пищевой промышленности – да проще вспомнить, где их не было. Впоследствии времена стали более вегетарианскими, но поводы напомнить о себе находились все так же регулярно. СМИ в красках расписывали, судя по всему имевшую место, атаку на новосибирский завод по производству минеральной воды «Караченская», где для проникновения на территорию завода был применен вертолет МИ-8. А, например, менеджменту «Уралвагонзавода» (производит танк Армата) юристы А1 якобы грозили уголовным преследованием и персональными санкциями, включая запрет на въезд в ЕС. Основатель одного из крупнейших производителей индейки «Евродон» был выдавлен из собственного бизнеса, а например возглавляющий оборонное КБ «Корунд» академик РАН Владимир Бетелин – по его собственным словам – вынужден будет передать в распоряжение А1 стратегическую конструкторскую документацию.

Как бы то ни было, в наши дни общая доля А1 в денежном потоке транснациональной империи LetterOne не превышает нескольких процентов, а собранные в ней высококлассные специалисты почти не работают в интересах материнского холдинга, выступая в качестве своего рода «наемников» для любых сторонних заказчиков.

В числе операций последних лет А1 приписываются – передел фармацевтического рынка; участие в конфликтах акционеров ритейлера «Юлмарт» (который едва не привел к полному разорению бизнеса) и перевозчика «Деловые Линии». В настоящее время команда из А1 представляет интересы кредиторов Рустама Тарико, требуя с банкира более 3,7 млрд руб. АСВ подрядило А1 искать активы бывших владельцев Внешпромбанка. Находящийся в процессе банкротства Виктор Батурин продал большую часть своих долгов А1 для того, чтобы с их помощью вновь попытаться отсудить у вдовы Юрия Лужкова Елены Батуриной 16 млрд рублей за 25% акций «Интеко».

Работа с «плохими активами» в РФ всегда была сверхприбыльной. Но всё упирается в масштаб. Ни финансово, ни стратегически деятельность А1 обновленному, «глобальному» Фридману не может быть интересна. Группа сегодня скорее развлекает его новыми проектами, используется в качестве полигона для интеллектуальных бизнес-игр и своеобразной бизнес-школы, из которой уже вышли в самостоятельное плавание многие влиятельные в своих сферах игроки. Но поскольку каких-то материальных активов у нее нет и быть не может, то в какой-то момент А1 просто растворится в истории. Тем более если формируемая ими «репутационная история» начнет реально мешать Фридману обустраиваться в Лондоне.

19.02.2020

Материалы по теме

Михаил Фридман может слить Альфа-Банк с ВТБ, Х5 с Магнитом и Вымпелком с Теле2, и уйти из России