Соликамскому магнию не дали утечь в офшоры

6044
0
60440
Источник: КоммерсантЪ
Контролирующие акционеры Соликамского магниевого завода (СМЗ), крупнейшего производителя этого металла в РФ, во главе с Петром Кондрашевым не смогли обжаловать решение суда по спору с ФАС. Антимонопольный орган добился признания недействительными сделок, в рамках которых господин Кондрашев с партнерами приобрели контрольный пакет СМЗ, при этом суд отказался применить последствия недействительности. В результате Петр Кондрашев с компаньонами утратили контроль над заводом, но остаются владельцами акций.

Петр Кондрашев, его партнеры Тимур Старостин и Сергей Кирпичев не смогли оспорить в апелляции решение суда, по которому они утратили право голоса по принадлежащим им 65% акций Соликамского магниевого завода. Лишить их этого права и признать незаконными сделки по покупке акций требовала ФАС.

СМЗ — единственный в РФ производитель редкоземельных металлов, а также крупный производитель ниобия и магния. Выручка компании за девять месяцев 2020 года по РСБУ — 6,1 млрд руб., чистая прибыль — 353,4 млн руб.

Суть спора в следующем. В 2014 году кипрские компании Slontecco, Volesko и Fullcircle приобрели в общей сложности 57,4% акций СМЗ, как писал “Ъ”, у зарегистрированных на Кипре структур Сулеймана Керимова. Кредит для сделки под залог этих акций предоставила Prenston Enterprise Ltd, ее бенефициар — Петр Кондрашев. В 2016 году произошла следующая серия сделок, в ходе которой акции от трех кипрских компаний перешли физлицам — Петру Кондрашеву (24%), Тимуру Старостину (25%) и Сергею Кирпичеву (8,4%, его доля в СМЗ в целом — 15,45%).

ФАС считает, что в 2014 году покупатели нарушили требования закона об иностранных инвестициях.
СМЗ — стратегическое предприятие, и закон обязывает зарубежных инвесторов запрашивать согласие правкомиссии на приобретение контрольного пакета. При этом ФАС считает Slontecco, Volesko, Fullcircle и Prenston одной группой лиц с Петром Кондрашевым.

Представители кипрских юрлиц не отрицали, что на момент сделки все они управлялись World Corporate Directors (WSD), но, по их данным, это юрлицо было лишь номинальным директором. Также, по словам ответчиков, на момент приобретения акций Slontecco и Volesko действительно входили в одну группу, чего нельзя сказать о Fullcircle. Вместе эти две компании контролировали менее 50% акций СМЗ, поэтому одобрения сделки правкомиссией не требовалось.

Суд первой инстанции, а теперь и апелляция признали недействительными сделки 2016 года. Но суд не стал применять последствия их недействительности — двухстороннюю реституцию. Как указывается в решении, вернуть акции Slontecco, Volesko и Fullcircle невозможно, так как, по мнению суда, они приобрели их в 2014 году с нарушением закона об иностранных инвестициях. А передать их предыдущим владельцам (то есть обратить вспять сделку 2014 года) тоже нельзя, поскольку компании-продавцы были ликвидированы. В связи с этим суд просто лишил господ Кирпичева, Кондрашева и Старостина права голоса по их акциям.

Сложилась во многом парадоксальная ситуация, когда Петр Кондрашев, Тимур Старостин и Сергей Кирпичев потеряли возможность управлять СМЗ, но технически остались владельцами акций и могут получать дивиденды»,— говорит источник “Ъ”, знакомый с позициями обеих сторон спора.

«Решение крайне интересное и неоднозначное именно в силу того, что акции повисли в воздухе»,— отмечает партнер юридической фирмы «Рустам Кумраев и партнеры» Дмитрий Клеточкин. По его мнению, признание сделок недействительными означает, что у нынешних акционеров вообще не возникало права собственности на эти активы. Теоретически теперь оно должно возникнуть у бенефициаров компаний, которые продали акции Slontecco, Volesko и Fullcircle. «Именно этим лицам должны были переходить активы компаний после ликвидации, но они должны были быть установлены и привлечены к участию в процессе»,— пояснил эксперт. Он добавил, что теперь на собрании акционеров смогут голосовать «оставшиеся» акционеры при наличии кворума.

21.01.2021

Материалы по теме

Соликамскому магнию не дали утечь в офшоры