Вексельберг стал единственным бенефициаром российских активов «Реновы»

324
0
3240
По данным «СПАРК-Интерфакса», с 6 июля ООО «Ренова» Виктора Вексельберга стало владельцем 99,99% в ООО «Ренова актив» и ООО «Ренова-холдинг рус».

С 2016 г. эти компании контролируют российские активы бизнесмена. Первая владеет «Байкал холдингом» (производитель питьевой воды), «Минералами Камчатки» (золотодобывающая «Золото Камчатки»), «Акадо холдингом» (интернет-провайдер «Акадо»), а также «Группа оргсинтез холдингом» (химический производитель «Оргсинтез»). Второй компании принадлежат ООО «Аэропорт-холдинг» (ростовский аэропорт), ООО «Стентекс» (биотехнологическая компания «Биостэн») и девелоперская «Кортрос холдинг».

0,01% в обеих компаниях сохранилось у ООО «Клок» Евгения Ольховика, как того требует российское законодательство: подконтрольная одному лицу компания («Ренова» полностью принадлежит Вексельбергу) не может быть единственным учредителем другого предприятия.

Ранее по 90% в компаниях «Ренова актив» и «Ренова-холдинг рус» принадлежало ООО «Ренова». По 5% – зарегистрированной на Кипре Stratmoor Investments Limited Владимира Кремера и ООО «Клок». Какие активы принадлежали этим компаниям помимо «Реновы», не известно.

Представитель «Реновы» сказал, что изменения в структуре владения российских холдинговых структур группы произошли в рамках объявленной в мае сделки по обмену активами между Вексельбергом и его партнерами. Миноритарии обменяли доли в «Ренове» на пакет швейцарского холдинга Liwet Holding, сообщил он. Liwet Holding подчеркнул в своем сообщении, что обмен произошел «в связи с санкциями».

~$1 млрд

такая общая сумма кредитов, взятых в JPMorgan, Credit Suisse и UBS, была погашена «Реновой» в мае, сообщало агентство Reuters со ссылкой на источники. Представитель «Реновы» говорил, что компания погасила кредиты из «собственных средств». В середине мая Минфин сообщил, что компания получила кредит Промсвязьбанка. Сумма не называлась. «Средства были выданы на рыночных условиях, ставка по кредиту не является льготной и учитывает как стоимость фондирования банка, так и риски, присущие такого рода кредитованию», – говорилось в сообщении Минфина.

6 апреля 2018 г. Вексельберг и его «Ренова» попали под санкции США. Минфин США указал, что до 7 мая американские инвесторы должны были избавиться от акций и долговых инструментов компаний, а до 5 июня – разорвать с ними контракты. Европейские банки также должны были прекратить сотрудничество с «Реновой» до 5 июня. В противном случае контрагенты рисковали бы попасть под вторичные санкции.

После введения санкций «Ренова» снизила долю в своих швейцарских активах – производителе солнечных батарей и оборудования для электростанций Oerlikon (до 19,9%), в металлургической и металлообрабатывающей Schmolz + Bickenbach (до 12,6%). Российский бизнесмен контролировал их через холдинг Liwet Holding. В мае он снизил свой пакет до 44,46%. Существенную долю в компании – 38,9% – получили Ольховик и Кремер. Какие доли у них сейчас – не известно, с их представителями связаться не удалось.

Из-за санкций под ударом оказался другой актив компании – швейцарский производитель промышленного оборудования Sulzer, в котором у «Реновы» был контрольный пакет. Компания продала 14,59% акций самой Sulzer, доля структур Вексельберга снизилась до 48,83%.

Изменение структуры владельцев «Реновы» призвано минимизировать санкционные риски для партнеров, однако полностью их исключать нельзя, сходятся во мнении эксперты. «Ход связан с тем, чтобы избежать санкций в отношении партнеров. Но санкции – это политика, а не право, поэтому нельзя исключать риск полностью», – говорит партнер BMS Law Firm Денис Фролов. Не стоит ставить знак равенства между изменением структуры акционеров санкционной компании и гарантией спасения от санкций для партнеров этой компании, отмечает партнер консалтинговой компании Urus Advisory Алексей Панин. «Это было бы слишком просто: нужно учитывать, какие интересы могут быть у Ольховика и Кремера за рубежом, насколько для них партнерство с Вексельбергом токсично, с точки зрения минфина США», – рассуждает он. Для самой же компании эти перемены ровным счетом ничего не значат, уверен директор по инвестициям TKC Partners Андрей Третельников: «И до ухода миноритариев все решения принимались Вексельбергом».

Ведомости

11.07.2018

Материалы по теме

Вексельберг стал единственным бенефициаром российских активов «Реновы»