19 января 1965 года из-за обледенения погибли четыре рыболовных траулера

3579
0
35790
Источник: Версия

Рыбакам всегда было сложнее преодолевать стихию Мирового океана, чем морякам торгового флота. Объясняется это просто. Значительную долю рыбопромыслового флота составляют небольшие суда. Даже во второй половине ХХ века, когда на промысел в океан стали выходить большие и супертраулеры, доля судов, водоизмещением 300 – 500 тонн составляло больше половины количества рыбопромысловых судов.

Когда такие «малыши» попадали в сильные шторма, рыбакам на них приходилось не сладко. Иногда это заканчивалось трагически. В этой статье мы расскажем о том, как в 1965 году сильный шторм и обледенение погубили 4 средних рыболовных траулера с экипажами.

В 40-х-50-х годах ХХ века рыболовный флот Советского Союза пополнился большим количеством небольших траулеров постройки ГДР типа «логгер». Это были небольшие суда, водоизмещением 300-400 тонн, обладающей достаточной мореходностью для работы в открытых морях. По своим характеристикам они напоминали паровые и дизельные довоенные траулеры немецкой и советской постройки. До войны таких траулеров было не очень много и они вели промысел достаточно далеко от берега в одиночку, или парами. «Логгеры» строились в больших количествах, поэтому в практику рыбаков вошли, так называемые, экспедиции. В море на несколько месяцев выходил караван, состоящий из 30-40 траулеров, нескольких плавбаз и транспортных судов для перегрузки в море улова и доставки его в порт, танкеров и водолеев, снабжавших траулеры топливом и водой. Так, например, долгие годы существовала Калинингралская сельдяная экспедиция, ловившая атлантическую селедку у берегов Исландии. Все погибшие траулеры входили в состав Беринговоморской экспедиции. Три из них были приписаны к порту Невельск, один – к порту Находка.

Начиная с 1959 года, каждый год, зимой и весной в район острова Прибылова выходили на лов сельди траулеры Беринговоморской рыбной экспедиции. В некоторые годы количество рыбопромысловых судов достигало двухсот единиц! В Беринговом море ловили рыбу три рыболовные флотилии – Камчатская, Сахалинская и Приморская. В середине января несколько десятков траулеров находились в районе Бристольского залива у побережья США.

18 января часть судов, завершила лов сельди. К югу от этого района, суда промысловой разведки обнаружили много камбалы. Траулеры были направлены в новый район лова. Во время перехода суда попали в шторм 10-12 баллов, с порывами ветра до 35 м/с и большими волнами. Это привело к тому, что брызги, попадающие на корпус и надстройки траулеров, замерзали, так как в тот день температура воздуха была -21 градус. Коркой льда покрылись корпуса, надстройки, такелаж, антенны и промысловое оборудование траулеров. Теория корабля говорит о том, что обледенение резко ухудшает одну из важнейших характеристик судна – остойчивость, то есть способность судна восстановить своё положение после крена. Часто обледенение приводит к опрокидыванию судна. Противостоять этой опасности можно только одним способом – экипаж по авралу выходит на верхнюю палубу и скалывает лед.

Руководство экспедиции, понимая, что в условиях 10-балльного шторма и ветра до 35м/с, работа людей на верхней палубе смертельно опасна, приняло решение – траулерам отойти севернее, к кромке сплошного ледяного поля, где волнение моря было существенно меньше, и там провести околку льда на борту. В лёд заходить категорически запрещалось – корпуса «логгеров» были не приспособлены для плавания во льдах. В принципе, это решение было правильным. Капитаны траулеров прошли через шторм и укрылись от него у кромки льдов. Вечером 18 января, по установленному графику, была проведена перекличка капитанов судов. На связь вышли все суда. Правда, у четырех СРТ (средних рыболовных траулера) – «Нахичевань», «Себеж», «Севск» (все приписаны к порту Невельск) и СРТ-423 «Бокситогорск» (порт приписки Находка) были проблемы из-за сильного обледенения. Обычно рыбаки успевали обколоть лед, но в этот раз не получилось….

Ночью шторм усилился, и Анатолий Антоненко, капитан СРТ «Севск» запросил помощи у Михаила Дворянцева, капитана СРТ «Себеж», штормовавшего недалеко от «Севска». Возможно, Антоненко хотел подстраховаться, чтобы на случай катастрофы рядом было другое судно, которое смогло бы подобрать экипаж. Экипажи четырех траулеров отчаянно боролись со льдом, но траулеры всё больше теряли остойчивость. Лёд нарастал со скоростью 2-3 см в минуту. Это 10-15 тонн льда в час. Для судов длиной 40 метров и водоизмещением около 500 тонн, это было критически опасно. Экипажи устали. На некоторых траулерах борьба со льдом длилась уже 36 часов.

Утром 19 января в экспедиции проводился очередной капитанский час – совещание капитанов траулеров. Вел его Николай Панов – капитан-директор плавбазы «Николай Исаенко». Ход совещание прервал капитан траулера «Уруп» Геннадий Панфилов: «На моих глазах только что перевернулось судно. Видимость плохая, чуть в него не врезался. Как поняли? Прием». В эфире наступила тишина. Панов запросил подробности. Через некоторое время «Уруп» сообщил, что на борту читается название «Бокситогорск», на корпусе находятся два человека, они держатся за киль судна.

Экипаж «Бокситогорска» состоял из 25 рыбаков во главе капитаном Павлом Козловым. Очередной доклад с «Урупа» звучал так: «Судно развернуто по ветру, нос притоплен. Людей смыло, вижу их в воде, попробую поднять». Чуть позже добавили: «Выхватили из воды одного, человека, второго не видно». Спасенным был старший мастер добычи Анатолий Охрименко. «Уруп» продолжал поиски. Чуть позже на борт подняли тело матроса Валентина Ветрова. 23 члена экипажа погибли.

Когда плавбаза «Николай Исаенко» подошла к точке, указанной «Урупом», корпус «Бокситогорска» был ещё на поверхности. Совершив почти невозможный в штормовых условиях разворот, плавбаза встала рядом с перевернувшимся «Бокситогорском», В 12-39 по местному времени, траулер задрал корму и вертикально ушел под воду.

Во время вечерней переклички не вышли на связь сразу три траулера Невельской базы тралового флота – «Севск», «Себеж» и «Нахичевань». Свидетелей их гибели нет. Вероятнее всего, они погибли из-за обледенения. Катастрофа случилась так же стремительно, как и с «Бокситогорском» – экипаж ничего не успел сообщить. Естественно, что после того, как связь с судами прервалась, руководство экспедиции организовало их поиск. Днем 20 января в море нашли спасательный круг с «Севска», бочки с надписью «Себеж», ящик с электрическими лампочками с надписью «Напор» («Себеж» вез лампочки для передачи на траулер «Напор»). «Нахичевань» исчезла без следа.

Всего погибли 106 рыбаков. В Находке и Невельске люди собирались около зданий баз тралового флота. Поиски судов продолжались до 12 февраля, после чего их объявили затонувшими, а экипажи – погибшими. Середина 60-х – это время, когда в СССР практически не было официальной информации о катастрофах. Но эту официальные власти обойти молчанием не могли. 11 февраля в главной газете страны «Правде» появилась короткая заметка, заканчивающаяся словами «…. ЦК КПСС и Совет Министров СССР выражают глубокое соболезнование семьям…. моряков советского рыбопромыслового флота». В те годы такие сообщения были редкостью.

Вдовам моряков были предоставлены квартиры, они могли выехать в любые города страны (кроме городов-героев). Пенсию за потерю кормильца они добились через суд.

В 1967 году в Невельске был установлен мемориал морякам трех Невельских траулеров, а в 1979 году в Находке открыли мемориал «Скорбящая мать» в память о рыбаках СРТ «Бокситогорск».

В тот же день в Бристольском заливе от обледенения перевернулись и погибли шесть японских траулера. Один из них видели моряки плавбазы «Советский Сахалин». Информации о них у тихоокеанских рыбаков нет.

12.02.2022

Материалы по теме

19 января 1965 года из-за обледенения погибли четыре рыболовных траулера