В 1925 году 8 человек захватили и угнали пароход с пассажирами в Болгарию

3350
0
33500
Источник: Версия

Этой эпизод Гражданской войны сегодня практически забыт. Из него не делали особой тайны, хотя широко он не освещали. В российской эмиграции была даже написан рассказ, посвященный этому побегу, писали об этом и советские газеты. Но так как в результате угона парохода никто не пострадал, история постепенно забылась. В этой статье мы расскажем о захвате восемью людьми советского парохода «Утриш», совершавшего рейс Севастополь – Одесса в Болгарию.

После окончания Гражданской войны в Советской России, как и всегда после глобальных потрясений, с одной стороны, царила эйфория, а с другой – явное и скрытое несогласие с произошедшим. Такая атмосфера часто способствовала необычным поступкам, которые в другую историческую эпоху, наверняка не произошли бы. Об одной такой истории смотри статью «Писатель, разведчик или агент влияния?».

После эвакуации армии Врангеля из Крыма в 1920 году ситуация на полуострове осталась очень напряженной. Ведь, на самом деле, отнюдь не всем желающим хватило мест на пароходах, которые уходили в Константинополь. Многие, желавшие уехать из Советской России, были вынуждены остаться в Крыму, так как ехать им было некуда. Красным добавляло нервозности объявленные Врангелем планы по десантам в Крым на весну-лето 1921 года. Фактически, до конца 1922 года Крым находился на военном положении в полной готовности к отражению белого десанта. Появление белых офицеров в Крыму были регулярными. Так, в июне 1921 года 30 офицеров были высажены с парохода «Отважный», а осенью 1922 года в Судаке десантировалась ещё одна группа, которая была обезврежена только в 1924 году. В то время ОГПУ пресекла попытку захвата и угона из Крыма большого (на те времена) грузопассажирского парохода «Игнатий Сергеев». Что интересно. Высадить десант в Крым Врангелю не дали французы, которые уже тогда задумались о нормализации отношений с Советской Россией.

Всё это вызывало ответный красный террор. Известный будущий советский полярник Иван Дмитриевич Папанин участвовал в боях против Врангеля в Крыму, а после 1920 года стал комендантом Крымской ЧК. Именно на тот период пришелся пик расстрелов белых офицеров, которые не смогли эвакуироваться с Врангелем. Впоследствии Папанин писал: «…я с удвоенной энергией взялся за работу, но быстро попал в больницу». Психика молодого революционного матроса не выдержала, и его перевели на работу в Народный Комиссариат почт и телеграфов.

В те годы в Крыму судьба свела шесть (в другом варианте восемь) молодых людей. Что интересно. Часть из них воевали в составе армии Врангеля, и, как многие, не смогли уйти на кораблях в Турцию, а часть – были в Красной Армии. Двое из них на момент побега служили мотористами Качинской авиационной школы. Автор может только предположить, что послужило причиной их союза и договоренности совместно бежать из Крыма. Вероятно, это был беспрецедентный красный террор на полуострове. Немного забегая вперед, скажем, что уже в белой эмиграции Валентин Безруков – один из участников этого захвата – написал об этом побеге рассказ «Из царства сатаны на свет божий». Этот рассказ, кроме газетных статей, и стал источником информации об удивительном побеге. В те годы автор не стал раскрывать фамилии и имена захвативших пароход, называл их «К-в», «П-в», «М-р», «А-в». Двум другим автор дает иностранные имена – Гарри и Джон. Достоверно известно имя только одного офицера – Георгия Николаевича де Тиллота. К этой группе присоединилась женщина – П.Д. Добровольская, которая вместе с ребенком стремилась выехать к мужу, офицеру Императорского флота, проживавшему тогда уже во Франции. Естественно, что в те годы, большевики не давали женщине разрешение на выезд из страны.

Часть будущих беглецов находилось под контролем ОГПУ, поэтому купить билеты на пароход в Севастополе они не могли, но была возможность сесть на стоянке парохода в Евпатории. В те годы торговое судоходство на Чёрном и Азовском морях было полностью разгромлено. После Первой мировой войны, интервенции и Гражданской войны торговых судов практически не осталось. Порты были пусты. Часть судов погибла во время боевых действий, но большинство пароходов были угнаны и проданы в другие страны. В портах Советской России остались буквально несколько судов, техническое состояние которых не позволяло им выйти в море. О герое нашего рассказа, грузопассажирском пароходе «Утриш» известно не многое. Безусловно, в архивах есть информация об этом судне, но на просторах интернета её практически нет. Только в одном источнике упоминается, что это бывшее парусно-моторное китобойное судно, купленное черноморским судовладельцем еще до революции, и переоборудованное в грузопассажирское судно. До революции пароход назывался «Иван Бургард». Из технических характеристик известна мощность двигателя (120 л.с.) и скорость – 9,5 узлов.

Здесь нужно сделать небольшое отступление. Около 100 лет для черноморского региона было критически важным прибрежное грузопассажирское сообщение. Это была единственно возможная связи малых городов и сел, расположенных на побережье с крупными городами. В последней четверти XIX века в Российской империи был бум строительства железных дорог. Это правда. Страна получила надежную и быструю связь между городами. Но это относилось только к крупным городам и населенным пунктам, расположенным вдоль строящихся железных дорог. Получилось так, что практически все малые города на побережье Чёрного и Азовского морей не охватывались железной дорогой. А перевозки по грунтовым дорогам юга России было долгим, и не всегда экономически эффективным. Для приморских городов и городков нашли альтернативу – регулярные пассажирские и грузопассажирские линии. Строительством судов для них занимались как в Императорской России, так и в Советском Союзе. Эти линии прекратили свое существование только в 70-х годах ХХ века, когда была построена сеть асфальтовых дорог, и организовано регулярное автобусное сообщение между населенными пунктами. Можно предположить, что техническое состояние «Утриша» было таким, что, с одной стороны, его не стали уводить интервенты и белые, а с другой, его смогли восстановить для работы на прибрежных линиях. В 1925 году пароход работал на линии «Государственного Черноморско-Азовского пароходства» (в те годы в моде были сокращения, поэтому пароходство называли «Госчапа») Севастополь – Евпатория – Ак-Мечеть (так назывался город Черноморск на западе Крыма до 1944 года) – Хорлы (село в Херсонской области) – Скадовск – Очаков – Одесса. Первоначально, планировали захватить «Утриш». Но он, несмотря на начало навигации, он не выходил из Одесского порта. Тогда стали подумывать о захвате прогулочного катера конторы под названием «Крымкурсо» – «Крымское курортное сообщение». Выбрали быстроходный катер, способный перевезти 30 человек. План захвата катера находился в стадии разработки, когда пришла информация – «Утриш» вышел из Одессы. Вернулись к первоначальному плану.

Как мы уже говорили, три человека поехали в Евпаторию, где ждали прихода «Утриша», а остальные, включая Добровольскую с дочерью, сели на пароход в Севастополе. Купленные билеты были до разных пристаней побережья. Поскольку посадка проводилась под контролем ОГПУ (участники побега упоминают несколько чекистов на пристани в Севастополе), оружия было немного – у семерых было по револьверу, у одного – только финский нож. Посадка в Севастополе и Евпатории прошла без происшествий, так как к 1925 году поголовная проверка пассажиров на пристанях на юге уже не проводилась. Трое беглецов, которые ранее служили в Красной Армии, пришли на посадку в советской военной форме. Восьмерка распределилась по всему судну, делая вид, что не знакома друг с другом.

Экипаж «Утриша» состоял из 30 человек. Впоследствии сообщалось, что среди них было 4 коммуниста и 2 комсомольца. Кроме 10 заговорщиков, на борту было 12 пассажиров. План захвата «Утриша» был прост. Как только пароход пройдет траверс мыса Тарханкут, де Тиллот и М-р должны были арестовать капитана и первого помощника. Остальные члены группы взяли под контроль различные части парохода. В 21-00 пароход прошел мимо Тарханкута. Де Тиллот вошел в каюту капитана, и объявил о захвате судна, и то, что «Утриш» идет к берегам Болгарии. Остальные члены группы взяли пароход под контроль. С флагштока был спущен красный флаг и поднят триколор.

«Утриш» встал на якорь в Варненской бухте 15 мая 1925 года в 05-00. Болгарские власти предложили захватившим пароход сдать оружие. После проверки информации о побеге, им разрешили сойти на берег. Проверка продолжалась долгих 17 дней. За это время команда дважды пыталась убить де Тиллота. Еще через 5 дней была отпущена на берег Добровольская с дочерью. Как писала газета «Правда», после того, как пароход не прибыл в Хорлы (в Ак-Мечеть судно заходило только, если надо было выгрузить груз и высадить пассажиров), на его поиск из Одессы выслали два гидросамолета. К сожалению, закончилось это плохо. Старые летающие лодки времен Первой мировой войны были в плохом техническом состоянии. Один гидросамолет из-за пожара в двигателе совершил вынужденную посадку на море. Двое летчиков провели в дрейфующем по морю самолете 9 суток. На десятые самолет прибило к берегу. Второй самолет пропал. Экипаж погиб.

Только в январе 1926 года, попутным итальянским пароходом экипаж и пассажиров доставили в Константинополь (ныне Стамбул). Оттуда они добрались в Одессу. Сам пароход остался в Болгарии. Дело в том, что незадолго до описываемых событий в Одессе было задержано болгарское торговое судно. Это была отдельная история. Болгарский коммунист (а по совместительству сотрудник советского РазведУпра) Христо Боев по заданию БКП купил американский разоруженный охотник за подводными лодками. Судно назвали «Иван Вазовъ». Он работал на линии Варна – Одесса и контрабандно доставлял грузы и людей в обе стороны по заданию Коминтерна. В конечном итоге «Иван Вазовъ» остался в Одессе и вошел в состав Черноморского флота. Болгарские власти посчитали это незаконной конфискацией и потребовали задержать «Утриш» в Варне, тем более, что бывший владелец судна после революции и гражданской войны проживал в Болгарии. Судьбы восьми захвативших пароход во многом схожи. Они пополнили ряды российской эмиграции.

Этот побег освещался в советских центральных газетах и газетах юга России. Потом о нем постепенно забыли, хотя, может быть, и напрасно. Ведь захват «Утриша» – случай крайне редкий в истории отечественного торгового флота.

29.03.2024

Материалы по теме

В 1925 году 8 человек захватили и угнали пароход с пассажирами в Болгарию