Валерий Митько некуда не денется с подводной лодки

4445
0
44450
Источник: Znak
79-летний президент Арктической академии наук, профессор и доктор технических наук Валерий Митько уже почти два года сидит под домашним арестом. Это еще одно дело о госизмене: ученого обвиняют в передаче секретных документов Китаю. Сам Митько вину не признает и говорит, что в его распечатках были заготовки для лекций с данными из открытых источников. Как заявляет защищающая его «Команда 29», количество уголовных дела против ученых растет буквально с каждым месяцем.

Секретные сведения из учебника 90-х годов 

Дело против Валерия Митько возбудили в феврале 2020 года. Он узнал об этом, когда в шесть утра к нему домой пришли эфэсбэшники и заявили, что его обвиняют в госизмене. Ученого решили привлечь к ответственности спустя полтора года после его поездки в Китай по приглашению Даляньского университета. Его позвали читать лекции как ведущего российского специалиста по гидроакустике и автора более 400 научных трудов. 

Следствие считает, что профессор как минимум год сотрудничал со спецслужбами Китая и собирал для них информацию «военного характера». По мнению ФСБ, Митько действовал «из корыстной заинтересованности», однако спустя два года адвокатам так и не удалось узнать сумму, которую он якобы был должен получить. 

Как говорят адвокаты, сотрудники ФСБ вскрыли сумку Митько во время его последней поездки в Китай и сфотографировали все распечатки. Позже сотрудники спецслужб нашли в одном из документов некую государственную тайну. Как пояснил ученый, в нем была информация о подводных лодках, которую он взял из открытых источников. Подробностей пожилой профессор не вспомнил, а его защите предоставили только название документа. 

Адвокат «Команды 29» Евгений Смирнов объяснил Znak.com, что проводившие экспертизу люди напрямую связаны с эфэсбэшниками: «Всей государственной тайной в нашей стране заведует ФСБ. Допуски всем экспертам выдают они».

Когда Митько и его защите все-таки позволили ознакомиться с «секретными» бумагами, ученый пояснил, что взял эти данные из двух учебников по гидроакустике, выпущенных в 90-е годы. 
В виновность своего подзащитного Смирнов не верит: «Какое тут преступление? Он правильный советский человек в лучшем смысле этих слов. Допуска к государственной тайне Митько никогда не имел». По мнению адвоката, в деле против Митько смешались личные мотивы сотрудников ФСБ и политические причины: «Для рядовых исполнителей это способ изрядно продвинуться по службе, поймать кого-то за шпионаж и госизмену всегда было особо почитаемым. Они считают себя продолжателями чекистов старых традиций, для которых это главная заслуга. Нельзя забывать и про то, что без политической воли такие дела против ученых появиться не могут. Это показывает, что Россия окружена врагами, а еще у нее есть технологии, которые иностранцы хотят своровать».

В конце мая речь Валерия Митько вырезали из программы Международного арктического саммита в Петербурге, сославшись на то, что она «политическая». «Конечно, Валерий Брониславович расстроен. В своем выступлении он говорил не только о своем уголовном преследовании, но и об отношении к научному сообществу в целом. Сейчас ученые будут бояться развивать отношения со своими зарубежными коллегами. Понятно, как это может сказаться на науке в целом», — рассказывает адвокат профессора Антон Голубев. Организаторы позволили Митько показать на саммите только его картины, которые он пишет почти всю жизнь. По словам адвоката, ученый рад и этому. Он отправил на мероприятие десять своих полотен. Все картины Митько посвящены Арктике, которую он изучал около 50 лет.

«Всегда любил свою родину и поддерживал президента»

Квартира, в которой живет Валерий Митько со своей супругой, мало похожа на жилище «предателя Родины», нажившегося на продаже секретных документов. Это обычная двушка за КАДом с советским ремонтом. Стенка с сервизом и фотографиями внучек, стол-книжка, книжные стеллажи. Последние в основном заставлены научной литературой — Митько продолжает работать и сейчас.

Обычно ученый посвящает науке три-четыре часа в день. Возможно, он работал бы и больше, но не позволяет здоровье. После трех перенесенных инфарктов и установки пяти стентов в сердце он получил третью группу инвалидности. Среди других его заболеваний —  ишемическая болезнь сердца, гипертония, полиартрит, желчно-каменная болезнь, катаракта и подагра. Недавно Митько оперировали сетчатку глаза, а до этого трижды удаляли грыжу. Тяжело болеет и его супруга Татьяна. Несколько месяцев назад суд разрешил Митько двухчасовые прогулки в том числе из-за того, что его жене сложно самой нести сумки из магазина. 

По словам адвоката, в основном ученый использует время прогулок для похода за продуктами: «Нам кажется, что два часа это довольно много, но при его состоянии здоровья он крайне медленно передвигается. Грубо говоря, все это время занимает один в поход в магазин. У меня бы на него ушло минут 30». Если идти в магазин не нужно, Митько гуляет вокруг дома вместе со своей супругой. Они вместе уже почти 60 лет. 

Суд разрешил Митько прогулки в радиусе одного километра от дома. Он говорит, что хотел бы иногда ходить в храм, но пока это невозможно — до него нужно идти «лишние» 500 метров. «Он старается гулять каждый день, но иногда из-за плохого самочувствия вынужден оставаться дома. Я его всегда прошу при возможности выходить и хотя бы на лавочке посидеть подышать», — объясняет Голубев. 

Предоставил Антон Голубев

Периодически Митько посещают дочь, внучки и бывшие ученики. Как говорит адвокат, во время этих встреч он чувствует себя намного лучше, хотя уголовное дело и арест подкосили его здоровье. Несмотря на это, он старается не показывать свое недомогание. В суде ему предлагают давать показания сидя, но ученый неизменно встает. Голубев говорит, что для Митько это вопрос принципиальный: «Я так понимаю, для него это унизительно. Он же служил на подводной лодке, а бывших офицеров не бывает».

Под арестом Митько закончил книгу «Эволюция геополитических факторов, определяющих арктическую миссию России», которую писал с 2018 года. Суд запретил ему использовать интернет, телефон и почту, а большинство ближайших коллег Митько проходят по делу свидетелями и не могут приносить ему нужные материалы. Профессор все равно дописал свою монографию, используя в основном книги из домашней библиотеки и выписки, с которыми приходили его бывшие аспиранты. 

«Валерий Брониславович до сих пор не понимает, как его могут обвинять в том, чего он не совершал, обижается. Говорит мне: «Служил вот так во благо страны всю жизнь, а на старости лет получил благодарность»», —  рассказывает адвокат профессора.

Он добавляет, что Митько «всегда любил свою родину, поддерживал президента и оппозиционных взглядов не имел». Единственный его политический интерес касается Арктического региона. Ученый переживает, что страна может упустить возможность его развития и тогда «у руля встанут Китай или США».

«Карманные адвокаты», близкие к ФСБ изоляторы и закрытые заседания

Как объясняет «Команда 29», российское законодательство о государственной тайне является тайной само по себе. Человек без допуска не может узнать, что именно является секретными данными, которые нельзя распространять. От ответственности это, конечно, не освобождает. 

Для того чтобы разгласить государственную тайну, не обязательно иметь к ней доступ. По информации правозащитников, его не было как минимум у каждого четвертого осужденного по статье о госизмене. Например, востоковеда и бывшего сотрудника МИДа Валентина Моисеева в 1998 году обвинили в шпионаже в пользу Южной Кореи из-за передачи тезисов доклада, которые были опубликованы не только в печатном научном сборнике, но и в интернете. Обвинение это не смутило, и в итоге ученого осудили на 4,5 года лишения свободы с конфискацией имущества. 

Большинство таких дел не получают широкой огласки. Как пишет «Команда 29» в докладе «История государственной измены, шпионажа и государственной тайны в современной России»,

чаще всего обвиняемого помещают в «Лефортово» или другой близкий к ФСБ следственный изолятор, а его родственников запугивают новыми уголовными делами за разглашение гостайны. 

На закрытые судебные заседания не пускают ни правозащитников, ни журналистов. Материалы дела засекречивают таким образом, что порой даже обвиняемый не может узнать, какие именно нормы он нарушил. Три четверти дел рассматривают в особом порядке, то есть с признанием вины и без проведения судебного следствия. Во многом этому «помогают» государственные адвокаты, которые ведут 80% дел. «Утром человека забирают из дома, увозят к следователю, а там уже сидит адвокат [по назначению] и говорит: «Подписывай бумаги». Пожилые ученые доверяют следователю, а он советует работать с этим адвокатом, потому что он «хороший»», — поясняет адвокат Митько Евгений Смирнов. 

По его словам, в последнее время количество дел против научных работников резко увеличилось: «Каждые три или четыре месяца возбуждается новое уголовное дело. Как правило, против пожилых ученых с большим количеством регалий. Они много лет работают в этой сфере, привыкли верить сотрудникам ФСБ, подписывают, что им скажут, а еще на пожилых очень легко надавить. 

Научные работники стали для ФСБ легкой мишенью: для того чтобы оказаться фигурантом уголовного дела о госизмене, им достаточно иметь за спиной одну заграничную поездку, допуск к гостайне или полученный иностранный грант. По информации исследования «Команды 29», за последние 20 лет из 89 дел о государственной измене, информацию о которых удалось найти, 17 возбудили против ученых. Речь идет только о статье 275 УК РФ («Госизмена»), на которой уголовные дела не заканчиваются. Как пишет «Новая газета», еще более 10 ученых получили обвинения в разглашении гостайны, получении незаконного доступа к гостайне, контрабанде и растрате. По данным «Команды 29», из 130 приговоров, вынесенных по делам о госизмене и шпионаже, оправдательным был только один. 

Дело Валерия Митько должны отправить в суд до сентября. Даты его рассмотрения пока неизвестны. 

11.06.2021

Материалы по теме

Валерий Митько некуда не денется с подводной лодки