Московский компромат. Фрагмент из книги Боба Вудворда «Страх. Трамп в Белом доме»

5897
0
58970
Источник: The Insider

В книге журналиста Боба Вудворда «Страх. Трамп в Белом доме» утверждается, что президент США «заказал» убийство президента Сирии и предлагал разработать план превентивного удара по Северной Корее. Помощники Трампа уносят с его рабочего стола документы, чтобы он их случайно не подписал, а глава администрации президента генерал Джон Келли говорит своим сотрудникам: «Он — идиот. Бесполезно стараться его в чем-то убеждать. Он сошел с рельсов. Мы работаем в дурдоме. Это худшая работа в моей жизни». 

Работая над книгой, Вудворд побеседовал с десятками сотрудников администрации Трампа, его приближенными и другими чиновниками и политиками, а также изучил множество документов Белого дома. Сам президент с журналистом не разговаривал, а после завершения работы над книгой утверждал, что ему не передали многочисленные просьбы об интервью. 

В России книга вышла в издательстве «Альпина Паблишер». Издательство любезно предоставило для публикации фрагмент книги.

6 января [2017 года] руководители разведслужб прибыли в Trump Tower. Коми [тогдашний директор ФБР Джеймс Коми]  встречался с Трампом впервые. В своей книге он привел такое описание, чтобы подчеркнуть свою наблюдательность: «Его пиджак был расстегнутым, а галстук слишком длинным, как обычно. Лицо казалось красноватым, с яркими белыми полумесяцами под глазами, оставшимися, думаю, от солнцезащитных очков, а на голове красовались впечатляюще зачесанные светлые волосы, которые были вроде бы собственными. Помнится, я подумал, сколько времени у него уходит на их укладку каждое утро. Когда он протянул руку, я мысленно оценил ее размер. Ладонь была меньше моей, но вполне обычной».
На брифинге в Trump Tower Клеппер кратко изложил основные выводы — центральную часть любой разведывательной оценки:

— Россия давно одержима мечтой «подорвать возглавляемый США либерально-демократический порядок», однако президентские выборы 2016 г. были отмечены «значительным повышением откровенности, активности и размаха усилий»;

— Путин «распорядился оказать влияние на кампанию
2016 г. с целью… подорвать веру общества в американский демократический процесс, очернить госсекретаря Клинтон и уменьшить ее шансы на избрание президентом. Мы считаем, Путин и правительство России отдавали явное предпочтение избранному президенту Трампу»;

— «Когда Москве показалось, что госсекретарь Клинтон одержит победу на выборах, Россия стала концентрировать усилия на подрыве ее будущего президентства».

Это была мягкая формулировка. Трампу отдавалось «явное предпочтение», а усилия в значительной мере концентрировались на «дискредитации» и «подрыве» авторитета Клинтон. Упоминания о том, что Трамп и его соратники вступили в сговор или координировали свои действия с Россией, отсутствовали.

По словам Клеппера, источники не противоречат друг другу и складываются в связную картину. Информация была получена из так называемых «проверенных источников», которые не ошибались в своих данных и оценках многие годы, а как минимум один источник давал достоверную информацию на протяжении жизни целого поколения.

О чем не сообщалось ранее: один источник находился в такой опасности, что ЦРУ хотело тайно вывезти его из России за рубеж или в Соединенные Штаты. Источник отказался от этого, очевидно, из-за опасения негативных последствий его исчезновения для близких родственников.
Клеппер не назвал имен источников Трампу, хотя тот и имел право запросить их. «Я не верю в агентов, — сказал Трамп. — Это люди, которые продают свои души и свою страну». Он не согласился. «Я не доверяю агентурным данным и этим шпионам». Такое замечание заставило Бреннана, при котором ЦРУ почти полностью полагалось на агентурные источники информации, позднее заявить: «Я, пожалуй, не буду говорить об этом моим подчиненным».

Также ранее не сообщалось о том, что, по мнению ЦРУ, данные как минимум от шести агентов подтверждали сделанные выводы. Один человек, имевший доступ к полному совершенно секретному отчету, позднее сказал мне, что из этих источников только два были надежными.
Трамп спросил, хотят ли они что-то добавить. «Да, есть еще один чувствительный вопрос», — ответил
Клеппер. «Вы хотите, чтобы мы остались?» — поинтересовался При-
бус. Коми сказал: «Я думаю, что мы обсудим это вдвоем». «Да, только вдвоем», — согласился Трамп.

Хотя Коми умел играть роль бескомпромиссного служаки, он все же смягчил информацию, которая была у него. Он объяснил, что существует досье с неподтвержденными заявлениями и он передает его. Ему не хочется, чтобы это стало для избранного президента неожиданностью, поскольку досье уже широко циркулирует и наверняка появится в СМИ. В досье утверждалось, что Трамп находился с проститутками в московском отеле в 2013 г. и у русских есть соответствующая видеозапись. Коми не упомянул об утверждении, что Трамп заставил проституток помочиться друг на друга в постели, где когда-то спали президент Обама и Мишель Обама.

Коми позднее написал: «Я решил, что эту деталь не обязательно сообщать ему во время рассказа о досье. Все было и так достаточно пикантно. Во время разговора у меня возникло странное ощущение нереальности, словно я смотрел со стороны на самого себя, рассказывающего новому президенту о проститутках в России».

Трамп решительно отмел все утверждения. Разве он похож на парня, которому нужны проститутки?
В своей книге «Высшая степень преданности» (A Higher Loyalty) Коми говорит: «ФБР пока не занималось расследованием его связей. Это была абсолютная правда. Мы не открывали дела против него. Нас действительно не касалось, что он выделывал со шлюхами в Москве, до тех пор пока не было признаков того, что русские пытаются использовать его каким-либо образом».

А вот как он описал завершение встречи с Трампом: «Когда он начал уходить в оборону, а разговор стал скатываться в сторону катастрофы, я инстинктивно привел последний аргумент: “Мы не ведем расследование против вас, сэр”. Это, похоже, успокоило его».

Личный разговор продолжался пять минут. Трамп потом говорил своему адвокату, что слова Коми
о якобы имевших место развлечениях с проститутками в Москве потрясли его: «У меня достаточно проблем с Меланьей, подругами и тому подобным. Мне ни к чему что-то еще. Я не могу допустить, чтобы Меланья выслушивала все это».

После брифинга Трамп выпустил заявление с призывом быть «конструктивными», однако информация, похоже, никак не повлияла на него. Попытки «России, Китая, других стран» вмешаться «абсолютно никак не отразились на результатах выборов, особенно с учетом того, что взлома автоматических урн для голосования не было».

Четыре дня спустя, 10 января, новостная интернет-компания BuzzFeed разместила 35-страничное досье в открытом доступе. Именно тогда я прочитал этот документ. На странице 27 говорилось: «Два информированных источника из Санкт-Петербурга заявляют, что кандидат от Республиканской партии Трамп давал взятки и участвовал в сексуальных утехах в городе, однако ключевых свидетелей заставили молчать, и подтверждение получить трудно». Там подчеркивалось, что «всех прямых свидетелей “заставили замолчать”, т. е. подкупили или вынудили исчезнуть». Иначе говоря, в досье ясно указывалось, что проверить информацию невозможно. Меня поразили не сами утверждения, которые могли оказаться правдивыми, а то, что руководители разведслужб, в частности директор ФБР, решили предъявить их Трампу.

Центральной частью брифинга 6 января была разведывательная оценка вмешательства России в выборы. Такой отчет считается в разведывательном сообществе самым важным, хорошо обоснованным и убедительным. В своей книге «Факты и страхи» (Facts and Fears) Клеппер называет его «краеугольным камнем в море важнейших данных, представляемых американской разведкой». ЦРУ, АНБ, ФБР и другие разведывательные службы вносят свой вклад в сбор информации. Они также идут на риск, сводя такую сверхчувствительную информацию в один отчет, который может попасть в руки посторонних. А потом Коми представляет досье словно походя, говоря, что в этом грязном, непроверенном и неподтвержденном примечании имеются отвратительные обвинения в ваш адрес.

Они хотели, чтобы избранный президент верил официальной оценке. Так зачем же портить его с помощью досье? Они знали Трампа достаточно хорошо и понимали, что это вызовет у него негодование. Досье вызвало бы негодование у любого. Так зачем же руководители разведслужб приложили к своему самому серьезному документу какое-то непроверенное досье?

Характер материалов в досье давал все основания репортеру или ФБР отнестись к ним с подозрением, попытаться найти источник и выяснить, можно ли найти подтверждения. Понятно, что ФБР не было обязано делать это, хотя впоследствии они и учинили расследование. Однако его включение, даже в урезанном виде, в повестку одного из важнейших брифингов не имеет, на мой взгляд, особого смысла. Это все равно, если бы я написал одну из самых серьезных и сложных статей в Washington Post и прицепил бы к ней приложение с непроверенными утверждениями. Вот, мол, у меня есть список задумок для будущих расследований, и я прилагаю его. В «Высшей степени преданности», опубликованной год спустя, Коми пространно описывает свои размышления до встречи с Трампом о том, как поступить с досье. «Я сохранил должность директора ФБР, — пишет он. — Нам была известна информация, а также человек, которому ее следовало передать. Для меня этого достаточно, чтобы действовать. План приобрел бы смысл, если бы удалось подобрать нужные слова для разговора с новым президентом о проститутках в Москве».

Все это могло оказаться правдой, однако представьте, что об этом говорит директор ФБР. Коми продолжает: «И все же план вызывал у меня чувство неловкости… Велика опасность того, что Дональд Трамп, политик и крутой делец, увидит в этом деле с проститутками стремление прижать его и получить рычаг давления. Он вполне может предположить, что я пользуюсь методами Эдгара Гувера, поскольку тот на моем месте поступил бы именно так».

За пять дней до инаугурации, 15 января, я выступил в новостной программе Fox News Sunday. Вот мои слова: «Я уже 45 лет живу в мире, где постоянно делаются голословные утверждения. Это мусорный документ. Его ни в коем случае нельзя было использовать на брифинге, посвященном разведывательной оценке. У Трампа есть полное право возмутиться».

Представители разведведомств, «которые проделали отличную работу, допустили здесь ошибку, а когда люди ошибаются, им следует извиниться». Я сказал, что обычно такую информацию — так было в предыдущих администрациях — кладут во входящую почту юрисконсульта Белого дома. Пусть адвокат
нового президента разбирается с этим щекотливым вопросом. Позже в тот день Трамп разместил такой твит: «Спасибо Бобу Вудворду, который сказал: “Это мусорный документ… его ни в коем случае нельзя было использовать… У Трампа есть полное право возмутиться (разозлиться)…”»

Мне не очень хотелось принимать чью-либо сторону, но я не сомневался, что такой документ, даже в сокращенном виде, был откровенным «мусором» и с ним следовало обращаться иначе. Этот эпизод сыграл немалую роль в подталкивании Трампа к войне с разведывательным сообществом, в частности с ФБР и Коми.

20.05.2019

Материалы по теме

Московский компромат. Фрагмент из книги Боба Вудворда «Страх. Трамп в Белом доме»