У Турции появился новый шанс реформировать свою экономику

6056
0
60560
Источник: Версия

Критикуемое за нетрадиционный подход к экономике, правительство Турции начало двигаться в более рациональном направлении. Это выразилось сначала в увольнении главы Центрального банка Мурата Уйсала, а затем загадочной отставкой министра финансов Берата Албайрака.

Последний — зять президента Реджепа Тайипа Эрдогана — был быстро заменен Лютфи Эльваном, уважаемым политиком и бывшим вице-премьером. Бывший министр финансов Наси Агбал возглавил Центральный банк.

Такая опытная команда экономистов – долгожданная перемена, но задача осложнена крайней централизацией власти в Турции и геополитическими рисками.

Эта рокировка, несомненно, запомнится своей странностью. Албайрак сообщил об отставке, опубликовав заявление в… Instagram. Оно было настолько плохо сформулировано, что появились подозрения, что его аккаунт взломали. Тем временем турецкая лира выросла почти на 6% по отношению к доллару, что не является признаком доверия к власти.

До сих пор не ясно, почему Албайрак подал в отставку. Его выбор платформы для объявления о своем решении может указывать на то, что оно было принято без ведома тестя. Одна из возможных причин заключается в том, что с ним не консультировались перед увольнением Уйсала. Также не исключено, что Эрдоган испугался значительного истощения валютных резервов страны за последние 12 месяцев и признал необходимость перемен.

Какова бы ни была причина, результат потенциально положительный. Агбал, как известно, критиковал решения Албайрака, и не без оснований. Вместе Эльван и Агбал будут отвечать за устранение макроэкономических дисбалансов. Им придется начать с повышения номинальных процентных ставок. Таким образом уже сформировались ожидания относительно следующего заседания комитета Центрального банка по денежно-кредитной политике.

Будет нелегко оправдать эти ожидания. Переход Турции к исполнительной президентской системе в 2018 году со слабой системой сдержек и противовесов узурпировал независимость ее экономических институтов. Вмешательство исполнительной власти в денежно-кредитную политику стало распространенным явлением. Правительственные чиновники, в том числе Эрдоган, сделали заявления о процентной политике. Чтобы вернуть доверие финансовых рынков, новой экономической команде необходимо продемонстрировать свою независимость.

Они должны добиться этого в период возрастающего геополитического риска для Турции. Американская администрация во главе с президентом Джо Байденом, вероятно, будет менее снисходительна к Турции, чем при Дональде Трампе, который использовал свои президентские прерогативы, чтобы предотвратить возможное экономическое возмездие Анкаре.

Санкции США вводятся в связи с приобретением Турцией российской системы противовоздушной и противоракетной обороны С-400. Аналогичный исход может ожидать и государственный Халкбанк из-за предполагаемых нарушений санкций в отношении Ирана. Разногласия с Европейским союзом по поводу разграничения морских границ в Восточном Средиземноморье могут конечном итоге могут привести к санкциям ЕС.

Таким образом Эльван и Агбал нуждаются в помощи Эрдогана для достижения своей цели — возвращения Турции к устойчивому росту. Для турецкого президента это равносильно одобрению политики новой команды, несмотря на его твердую и часто повторяемую веру в то, что высокие процентные ставки стимулируют инфляцию. Во внешней политике это будет означать больше внимания к дипломатии — и меньше опоры на тактику жесткой силы — для снижения геополитического риска.

Даже с учетом крайне необходимых перестановок в экономическом руководстве исход будет в конечном счете определяться самим Эрдоганом. Насколько он готов исправить институциональные недостатки, вызванные переходом Турции к гиперцентрализованному президентству?

07.07.2021

Материалы по теме

У Турции появился новый шанс реформировать свою экономику