Почему регионы тратят огромные деньги на защиту от наводнений, но дома россиян продолжают уходить под воду

3732
0
37320
Источник: Версия

Необычайно мощное половодье пришло в этом году в десятки российских регионов. И сразу всплыли две застарелые проблемы. Первая – строители и риелторы обогащаются на продаже участков возле воды, а власти этому никак не препятствуют. Вторая – подрядчики набивают карманы на строительстве дамб и дноуглубительных работах, несильно беспокоясь о качестве и сроках. Случай в Орске ярко показал, чем всё это заканчивается. И он неединичный.

Ущерб от затопления Оренбургской области предварительно оценивается в 40 млрд рублей. Но работы по оценке только начались, ещё даже не подсчитано, сколько потерял местный бизнес. К тому же понадобится построить новую дамбу. Учитывая, что прежняя, размытая, стоила миллиард рублей, теперь такой суммой дело не ограничится.

ЧП в Орске ещё раз наглядно подтвердило старую истину: гораздо дешевле подготовиться к сезонным капризам природы, чем потом разгребать последствия. Беда в том, что в регионах предпочитают действовать совсем по другой схеме: сначала кто-то в попытках заработать длинный рубль создаёт проблемы, а затем другие борются с их последствиями, экстренно осваивая резервные фонды в условиях ЧС.

Общей бедой для многих регионов являются бесхозные гидротехнические сооружения. Ещё несколько лет назад в Оренбуржье их были сотни. В прошлом году осталось 14. Причём разительное количество их не говорит о том, что сооружения нашли хозяина. Например, в декабре прошлого года комиссия изучила указанные 14 сооружений и решила, что 10 можно исключить из списка как потерявших функционал; 4 дамбы официально остались проблемными.

А теперь сопоставим список этих дамб с последними новостями. Первой в списке значится защитная дамба в селе Кабанкино Саракташского района. На прошлой неделе сообщалось: «Вода пришла в село Кабанкино и заходит на ферму, здесь тысяча коров, и вывести их некуда, кругом вода, и она продолжает прибывать, животные уже стоят в лужах».

Другой проблемный объект – река Тальянка в селе Богдановка Тоцкого района. Уточним, что это далеко от реки Урал, и вообще Тальянка относится к бассейну Волги. Вот что пишут журналисты из Тоцкого района: «Складывается ощущение, что в райцентре нет ни одного сухого участка, машины медленно ползут по затопленным дорогам, детский сад и школа тоже стоят теперь в воде». Третья проблемная локация – река Сухо-Пусто-Каргалка. А вот новость начала апреля: «Перекрыли мост через речку Сухо-Пусто-Каргалка у села Каргала и дорогу на село Пруды, такая мера была принята из-за перелива талых вод». Что там было в разгар паводка, доподлинно неизвестно, потому как всё внимание оказалось прикованным к Орску и Оренбургу.

Получается, в регионе был чёткий список проблемных мест, но даже в отношении них, как теперь видно, меры заблаговременно не принимались. Возникает ещё и такой вопрос: насколько обоснованно сокращался список опасных гидротехнических сооружений? Ведь на практике проблемы возникли на огромной территории, а вовсе не в четырёх официально отмеченных точках.

Обращает на себя внимание и согласованность действий при подготовке к паводку. Одна из обычных мер – расчистка русел ото льда для скорейшего пропуска большой воды. Судя по новостям местных СМИ, такие работы в регионе проводились. Но теперь кажется, что делалось это не там, не вовремя и не в должном масштабе. О первых взрывах сообщалось 18 марта. Их провели у села Нежнеозёрного Илекского района – это на 80 километров ниже по течению от Оренбурга. А 25 марта лёд взрывали в Кваркенском районе – выше по течению Урала от Ириклинского водохранилища. Таким образом, поток воды, обрушившийся на Орск, мог только усилиться.

Также известно, что в регионе со второй половины марта пилили и чернили лёд возле мостов. Могло ли это как-то уменьшить те потоки воды, которые обрушились на крупные города? Учитывая, что спущенная с Ириклинского водохранилища вода сначала затопила Орск, а затем волна двинулась на Оренбург, усиленная стоками из притоков Урала, рискнём предположить, что нет. Складывается впечатление, что работы выполнялись в тех местах и в том режиме, которые были удобны исполнителям. Причём на это могли уйти значительные ресурсы.

Сказать точно, во что обошлись региону распилка и чернение льда, мы пока не можем. Однако известно, что в целом на защиту от паводка и профилактику пожаров Оренбургская область ежегодно тратит 900 млн рублей. А ведь за 900 млн рублей можно было построить в Орске новую дамбу, уж не говоря о ремонте! Так что деньги у региона были. Получается, что вместо решения ключевых проблем средства долгие годы попросту распылялись. И вот теперь власти говорят, что на устранение последствий ЧС будет потрачен имеющийся резерв в 10 млрд рублей. Можно предположить, что ещё десятки миллиардов рублей на восстановительные работы регион попросит у Федерации. Нет сомнений, что эти деньги будут освоены строительными компаниями, а после очередного потопа мы, возможно, опять узнаем, что кто-то погрел на этом руки, поделившись с ответственными чиновниками.

Понятно, что к катастрофе в Оренбуржье привело множество факторов, в том числе и природных, но всё же слишком много вопросов остаётся к качеству управленческих решений. Тут нужно напомнить, что дамба дала течь за несколько дней до прорыва. Её обследовать выезжал лично мэр Орска Василий Козупица и не увидел проблем. Почему такими специфическими вопросами занимался лично градоначальник, а не специалисты-гидрологи?

Одним из ключевых остаётся вопрос о режиме работы Ириклинского водохранилища. В прошлом номере мы по горячим следам высказали версию, что воду из водохранилища спускали так, будто бы дамба в Орске находится в полном порядке. Теперь это предположение подтверждается официально. «Учитывая, что основным фактором, влияющим на особенности движения паводка в бассейне реки Урал, является режим сработки Ириклинского водохранилища, было обеспечено недопущение наполнения его выше установленной отметки нормального подпорного уровня – 245 метров над уровнем моря, – говорится в сообщении вице-губернатора Игоря Сухарева. – На всех этапах развития паводка режим сброса водохранилища выбирался с учётом защищённости города Орска противопаводковой дамбой и обеспечивал исключение её перелива по гребню».

Вероятно, таким образом администрация региона переводит стрелки на Василия Козупицу, который просмотрел, что дамба в Орске пришла в негодность. Но факты говорят, что проблема была шире. Затопило ведь не только Орск, но и Оренбург! Более того, Орск задержал на своих улицах воду, которая при исправной орской дамбе могла пойти в Оренбург. В Оренбурге же защитной дамбы не было вовсе, а пойма застраивалась жилыми кварталами (которые теперь погружены в воду). Так что со спуском воды из водохранилища кто-то явно просчитался.

И это не только наше предположение. Вот как ситуацию описывает уральский гидролог, доктор географических наук из Пермского госуниверситета Андрей Шихов: «На момент начала роста притока воды уровень воды в водохранилище был выше среднемноголетнего. Это показатель того, что предполоводная сработка (сброс воды из водохранилища до минимальных отметок, который проводится, чтобы принять максимальный объём талых вод) проведена не была». Ему вторит гидролог Института географии РАН Мария Сидорова: «Перед половодьем дополнительно должны понижать уровень водохранилища на 3–4 метра от нормального подпорного уровня. По их собственному графику они должны были это сделать, но они это не сделали».

Также администрация Оренбуржья пытается сделать виноватыми синоптиков. Пресс-служба правительства региона заявила, что в прогнозах Оренбургского центра по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды не было предупреждения о возможности экстремального прохождения паводка. В то же время учёные говорят иное. Начальник информационно-аналитического центра регистра и кадастра Московской сельхозакадемии имени К.А. Тимирязева Сергей Беднарук утверждает: 6 марта Гидрометцентр выпустил прогноз, согласно которому приток в Ириклинское водохранилище прогнозировался объёмом 2,9–3,7 кубического километра при норме 1,35 кубического километра. То есть повод насторожиться явно был, но, похоже, в команде губернатора Дениса Паслера просто не нашлось людей, способных сопоставить эти цифры.

Всю прошлую неделю от паводка страдал Томск. Здесь вода не просто поднялась выше безопасного уровня: по реке шли огромные глыбы льда, которые сносили всё на своём пути. Так как вода вышла из берегов, то на их пути оказались в основном дачные посёлки, которые находятся в черте города на пологом левом берегу Томи. Как во многих российских городах, на землях СНТ здесь много жилых домов. Люди оставались в них до последнего, рискуя жизнью, в страхе, что имущество будет разграблено мародёрами. Жаловались, что подтопленную территорию никто не охраняет.

Также в Томске не обошлось без подмывания дамбы. Поток воды частично разрушил укреплённую бетоном насыпь, на которой расположены подъездные подходы к Коммунальному мосту через Томь. Правда, вскоре выяснилось, что мост всё же вне опасности, а вот на защиту территорий от подтопления дамба моста никак не влияла.

После событий в Оренбуржье власти Томской области, конечно, были уже настороже. Но похоже, что авральные действия не пошли на пользу. Лёд на Томи стали взрывать прямо напротив центра города. Обломкам льда некуда было деться, и они образовали затор ниже Коммунального моста. Ушло несколько дней, чтобы справиться с этой проблемой. А тем временем прибывающие с верховьев воды затапливали коттеджные посёлки на левом берегу. По данным местных СМИ, пострадало около 400 домовладений.

При этом уже известно, что левый берег Томи в черте областного центра и дальше будет застраиваться. И не только частными домами. Здесь, помимо прочего, планируется построить Томский студенческий межвузовский кампус. Проект оценивается как минимум в 47,2 млрд рублей. Концессионное соглашение о строительстве кампуса прошлой осенью подписало правительство региона со специально созданным под него ООО (учредители – Газпромбанк и ГК «Гранит»).

Местные СМИ уже пишут со ссылкой на специалистов «Гранита», что кампус будет построен на насыпи и защищён дамбой. Входит ли дамба в стоимость проекта, пока неясно. Местные опасаются, что из-за насыпи под кампус при половодье на других участках уровень воды будет подниматься ещё выше. Специалисты «Гранита» говорят, что изменения будут на уровне 1–1,5%, но неизвестно, от каких цифр идёт расчёт. В целом остаётся вопрос: зачем застраивать поймы рек, которые каждую весну переживают половодье? Ведь если даже конкретный объект возводится суперзащищённым, то он всё равно будет влиять на прохождение паводка и ледоход. Может, секрет в том, что на строительстве дамб можно освоить дополнительные средства?

На прошлой неделе эпицентром тревожных новостей о наводнениях стала Курганская область. Река Тобол подтопила как сельские районы, так и областной центр. Основная часть Кургана защищена от паводка 10-метровой дамбой, построенной в 1962 году. В 2012 году сооружение ремонтировали, но высота его осталась прежней. После начала нынешнего паводка дамбу начали срочно поднимать. За пять дней насыпь подняли ещё на 1,5 метра. Длина заграждения составила 17 километров. Для его сооружения использовались в основном мешки с песком. Было это перестраховкой или хорошо рассчитанными действиями, пока непонятно. На прошлой неделе вода поднялась до уровня 970 сантиметров. Под старой дамбой обнаружилась пара протечек, но дежурные бригады МЧС их быстро устранили. Власти объявили, что ждут уровня воды в Кургане до 11 метров.

Проблема в том, что старая дамба не защищает правобережную часть и районы города на левом берегу, расположенные выше неё по течению, в том числе аэропорт. Для защиты аэропорта пришлось срочно сооружать ещё одну дамбу длиной в несколько километров. Для этого в основном использовались водоналивные «рукава». В четверг 18 апреля подтопленными значились 2090 жилых и 3380 дачных домов.

Уже есть версия, почему высоты старой дамбы оказалось недостаточно, чтобы без тревог пережить паводок. Якобы проблемной точкой стал построенный в 1981 году Омский мост, через который проходит федеральная трасса «Иртыш». За это время дно реки ниже моста сильно заилилось, что привело к локальному обмелению Тобола. Из-за изменений формы русла течение там разворачивается, образуя водные воронки, а бурные паводковые воды попросту выбрасываются на берег. О проблеме знали, потому прошлой осенью должны были завершить работы по углублению дна и расширению русла в районе Омского моста. Фронт работы охватывал 2,4 километра реки. Но подрядчик, по предварительным данным, успел отработать примерно половину. Причина называлась такая: пока проводили тендер, на будущем месте расчистки образовался целый иловый остров. Он не был учтён при расчётах, потому при работе подрядчика образовалась накладка. Виноватых в той неразберихе установить непросто. 100 млн на проект из федерального центра выбивал губернатор Вадим Шумков. Но заказчиком выступал «Тюменьрегионводхоз» – филиал Федерального агентства водных ресурсов. Подрядчиком стало курганское ООО «СМК «Артель». Это не единственный подобный проект для компании в Кургане. Ранее она уже расчищала старицу Тобола от камыша и ила у входа в центральный городской парк за 10 млн рублей, укрепляла берега и строила коллектор на улице Куйбышева. Также компании мог достаться и контракт на вторую очередь расчистки Тобола стоимостью уже 240 млн рублей.

  • Специалисты опасаются, что вслед за Уралом катастрофические наводнения могут начаться в Сибири и на Дальнем Востоке. Это может произойти при условии резкого потепления и вскрытия рек ото льда. Пока очередь в этом смысле дошла до Тюменской области – там вышли из берегов Тобол и Ишим. На прошлой неделе экстренно эвакуировали людей, освобождали русла рек от ледовых заторов.
  • На Дальнем Востоке реки также начали вскрываться раньше обычного срока. Непростая ситуация разворачивается в Уссурийске. Там в конце прошлого лета тайфун разрушил дамбу, которая была построена за 310 млн рублей для защиты от наводнений микрорайона «Семь ветров». Ущерб составил 39 миллионов. В ходе расследования выяснилось, что на дамбе не работал шлюз-регулятор. Суда над виновными пока не было. Осенью дамбу начали восстанавливать. Сработает ли она на этот раз?
  • Нынешний год сулит первые серьёзные испытания для дамбы в Хабаровске. Её начали возводить после разрушительного наводнения 2013 года и планировали сдать в 2018-м. С тех пор стройка несколько раз замораживалась, и недостроенную дамбу едва не размыло. Но в прошлом году было наконец-таки объявлено о сдаче первой очереди.
  • Недостроенной остаётся дамба в Комсомольске-на-Амуре. В 2013 году воды Амура затопили город, перелившись через временную дамбу. Их уровень достигал 9 метров. Новую дамбу строят высотой 11 метров. Вернее, это несколько дамб общей протяжённостью 26 километров, спроектированных для защиты разных районов города. В марте сообщалось: дамба для защиты центрального района (её протяжённость около 17 километров) готова на 99%. Её стоимость оценивается в 8,3 млрд рублей. Сроки завершения работ несколько раз срывались, а их стоимость увеличивалась, подрядчики уходили с проекта со скандалом. В 2021 году было возбуждено уголовное дело по поводу служебного подлога. Прокуратура сообщала, что заказчик произвёл подрядчику оплату в размере 158 млн рублей по фактически не выполненным в полном объёме работам.
22.04.2024

Материалы по теме